Яндекс.Метрика

Этиопатогенетические теории САР (продолжение).

Сезонная вариабельность обнаружена также и в захвате серотонина тромбоцитами [Wirtz-Justice A.S. & Richter С, 1974, 2003]), и в частности, с функцией этого моноамина, связанной с обеспечением мелатонина чув­ствительностью к свету [Garcia-Borreguero D. et al., 1995].

На основании выявленных нарушений баланса серотонина и мела­тонина в сетчатке глаз больных с САР, выдвинуто предположение о воз­можной связи сезонных депрессий с изменением светочувствительности сетчатки [Oren D., 1991; Lam A., 1994].

В пользу заинтересованности серотонинергических механизмов в формировании сезонных депрессий косвенно свидетельствуют многочисленные данные (в том числе и полученные в рамках настоящего исследования) об успешном применении селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в терапии САР [Томпсон К., 1997; Корнетов Н.А., 2001; Wurtman R.J., 1989; Wirz-Justice A. C. et al.,1992; Moscovitch A., et al., 1995; 1995; Kasper S. et al., 1996; Lam R.W. et al., 1996; Blashko C., 1997; Rodin I. & Thompson C., 1997; Partonen T., 2000; Sher L., 2001].

Однако положительный клинический опыт использования селективных ингибито­ров норадреналина в лечении САР позволяет другим исследователям при­держиваться альтернативной гипотезы о возможной роли нарушений кате-холаминергического обмена в патогенезе сезонных депрессий [Hilger E. et al, 2001].

Важно отметить, что выявляемые в исследованиях данные об участии в разви­тии САР как серотонин-, так и норадренергических механизмов свидетельствуют, скорее всего, в пользу единой патогенетической основы формирования как САР, так и других аффективных заболеваний.

Приведенные данные согласуются с гипотезой «двойной уязвимо­сти» при CAP [Young M.A. et al., 1992; Lam R.W. et al., 2000], согласно ко­торой CAP является результатом воздействия комплекса факторов, опре­деляющих, с одной стороны, повышенную чувствительность к сезонности («сепарированной сезонности»), а с другой – факторов, ответственных за развитие депрессии (каждый из которых может иметь различные патофи­зиологические механизмы).

Менее убедительными и обоснованными выглядят предлагаемые рядом исследователей теория фазового сдвига [Lewy A. et al 1987] и теория уменьшения или ре­дукции амплитуды циркадного ритма [Lewy A. 1987, Czeisler C.A. & Allan C.A., 1987].

Согласно гипотезе фазового сдвига возникновение зимних депрессий связано с задержкой циркадных ритмов относительно сна из-за наступле­ния рассвета зимой в более позднее время [Синицкий В.Н., 1986; Левин Я.И., Артеменко А.Р., 1996; Lewy A.J., Sack D.A. et al., 1987; Sonis W.A., 1992;].

Предполагается, что утренний свет ускоряет фазу циркадного ритма, а удлинение светового дня – задерживает. Поэтому воздействие на больных САР светом в утренние часы должно вызывать редукцию симптоматики зимних де­прессий, в то время как применение света в вечернее время будет оказывать противоположный эффект [Wehr Т.А., Rosenthal N.E., 1989; Terman M. et al., 1990, 1998, 2001]. Однако в экспериментах с воздействием на пациентов светом в вечерние часы также выявлялось уменьшение выраженности психопатоло­гической симптоматики CAP [Wehr T.A., Wirz-Justice A., 1982; Joffe R.T., Regan J.J., 1988].

Основанная на данных об участии хронобиологических механизмов в регулировании как настроения, так и целого ряда психовегетативных ха­рактеристик, концепция десинхроноза [Корнетов А.Н. с соавт., 1988; Путилов А.А., Даниленко К.В., 1990; Путилов А.А., 1997; Бреус Т.К. с соавт., 2002, 2003; Г.Г. Симуткин, 2000; Pflug В., Tolle R., 1971; Wirz-Justice J., 1983; Lewy A.J. et al., 2000] пред­полагает наличие десинхронизации (вплоть до противофазы) между внут­ренними биологическими ритмами и внешними синхронизирующими фак­торами. В то же время другие авторы приводят результаты исследований, свидетельствующих об отсутствии в рамках САР значимого несоответствия между внутренними и внешними ритмами [Кузнецов В.Н., Яковенко Л.В., 2004; Koorengevel K.M.   et al., 2002].

Значительно больший интерес представляют исследования, посвященные ана­лизу генетического фона пациентов с сезонными депрессиями. Результаты их свидетельствуют о правомерности отнесения САР к спектру аффективных расстройств. Так, по предварительным оценкам N.E. Rosenthal et al. [1984] до 69% пациентов с САР имеют, по крайне мере, одного близкого родственника с аффективным расстройством.

Сходные данные получены ранее Е. Gershon и J. Nurnberger [1982]: установлено, что больные с биполярным сезонным аффективным рас­стройством в 63% имеют наследственную отягощенность аффективными заболеваниями. L. Sher [2001] отмечает, что у родственников пациентов САР (первая степень родства) в 13-17% выявлены сезонные депрессии, а в 25-67% отмечены несезонные аффективные расстройства. К.В. Даниленко [2003] сообщает о наличии сезонной зависимости настроения у 50% родст­венников пациентов с САР.

На основании результатов исследований 339 пар близнецов в Авст­ралии и в Канаде Е. Lenzinger et al. [2001] и J. Axelsson с соавт. [2001], L. Wetterberg [2001] независимо друг от друга выдвигают предположение о том, что механизмы, ответственные за сезонную адаптацию человека, (по­мимо изменения обмена моноаминов и мелатонина) также зависят от гене­тических факторов. О генетическом регулировании механизмов синхрони­зации внутренних и внешних ритмов и десинхроноза при САР сообщают М. Papousek [1975], A. Wirz-Justice [1986], I.M. Neuhaus et al. [1999], L. Sher [2001], Г.Г. Симуткин [2000], B.H. Корнетов [2001].

Исходя из данных молекулярно-генетические обследования больных с сезонными депрессиями С. Hagfors et al. [1995] предполагают что, уязвимость к САР может находиться «под влиянием многих генов, распо­ложенных, возможно, на нескольких хромосомах». При этом пока остается неясным, наследуется ли САР как отдельный, самостоятельный признак или же склонность к возникновению сезонности и депрессии являются независимыми наследственными чертами.

Таким образом, данные генетических исследований, не исключая возможности наследственной природы САР, подтверждают родство сезон­ных депрессий с другими типами аффективной патологии и тем самым косвенно указывают на их общий патогенез.

Обобщая положения этиопатогенетических теорий происхождения сезонных депрессий, можно предположить, что ни патофизиологический, ни хронобиологический подходы к проблеме САР не являются взаимоисключающими, а  наряду с генетической  гипотезой дополняют друг друга.

По мнению большинства исследователей, основным результатом поиска этио – патогенетических механизмов развития сезонных депрессий является вывод о том, что САР представляет собой «мультифакторное заболевание» [Hirschfeld R.M., 1982; Lam R.W., Levitan R.D., 2000; Reinberg A., 2003].

 

причины возникновения сезонных расстройств – предыдущая | следующая – “типичные” признаки САР

Депрессивные фазы с осенне-зимним сезонным ритмом. Содержание.