Яндекс.Метрика

115. Аппараты афферентного синтеза и акцептора результатов действия как физиологические корреляты бессознательного в сексуальной сфере. Г. С. Васильченко

Лаборатория сексопатологии НИИ психиатрии МЗ РСФСР, Москва

Сексуальность человека при методологическом подходе, исключающем неадекватные экстраполяции [9], является достаточно универсальной моделью системных отношений, развертывающихся в широком диапазоне, от элементарных рефлекторных реакций, иннерваторная зона которых не выходит за пределы приорганных вегетативных регуляции, до тончайших нюансов индивидуальной структуры личности. При этом, однако, для любой сексуальной реакции характерно, что сколь бы парциальной последняя ни была, она никогда полностью не эмансипируется от сложившейся у данного индивидуума единой функциональной констелляции иннерваторных клеточных ансамблей, которая составляет психофизиологическое обеспечение его сексуальной сферы [8]. В основе этой связи – биологически (генетически) обусловленная особая, сверхличностная значимость сексуальной сферы, обеспечивающей надиндивидуальные интересы популяции и вида.

Вторая, столь же характерная для сексуальной сферы человека специфическая особенность заключается в том, что весь диапазон собственно сексуальных проявлений представляет собою нерасторжимый “спай” феноменов произвольных и непроизвольных. В одних из этих феноменов доминируют реакции произвольные, в других – непроизвольные, но ни одно из подлинно сексуальных проявлений не может быть отнесено к разряду актов чисто произвольных (как, скажем, двигательные акты, высовывания языка, выполнения пальценосовой пробы и т. п.) или чисто непроизвольных (таких как продвижение пищевого комка по пищеводу, расширение или сужение зрачков и т. п.). В своей профессиональной деятельности, производя объективное обследование пациента, сексопатолог без труда производит оценку функционального состояния как чисто произвольных, так и чисто непроизвольных феноменов, но оказывается в серьезном затруднении, если возникает задача оценки состояния эрекций у мужчины или ин-дивидуальных характеристик эрогенных зон у женщины. В обоих названных примерах исследуемая активность может быть вызвана (и оценена) только в соответствующем “контексте”, создаваемом ситуацией близости с адекватным сексуальным партнером (нужен, по выражению Ю. Б. Рюрикова “рифмующийся” партнер, с которым сложилась к тому же, достаточная степень интимности). И даже такой на первый взгляд непроизвольный феномен как эякуляция отнюдь не является абсолютно непроизвольным: в состоянии бодрствования эякуляция включена в контекст двигательной активности и может быть отсрочена как замедлением функций или дыхательной гипервентиляцией, так и психологически, отвлечением внимания. В других случаях эякуляция, наоборот, может возникнуть под влиянием чисто психического возбуждения без каких бы то ни было воздействий на эрогенную зону гениталий; при психогенной форме функционального асперматизма эякуляция не наступает независимо от длительности фрикций; наконец, даже наступление эякуляции при ночных поллюциях в большинстве случаев провоцируется явной или неосознаваемой активностью сознания – форме эротических фрустраций на протяжении предшествовавшего дня или эротических сновидений.

В плане значения сексуальной сферы как модели для изучения проблемы бессознательного описанные выше специфические особенности как раз и определяются динамикой соотношений сознательного и бессознательного, если это последнее понимать как “обобщение, к которому мы прибегаем, чтобы отразить способность к регулированию поведения и его вегетативных коррелятов, происходящему без непосредственного участия сознания” [3, 378]. В выделенных нами составляющих копулятивнопо цикла [4; 5] можно последовательно проследить различную долю участия как предельно автоматизированных вегетативных констелляций, связанных с сознанием лишь афферентацией “оповещания”, так и церебральных механизмов, деятельность которых осуществляется на стыке осознаваемых и неосознаваемых регуляций. В системе регулирования полового поведения человека выделяются четыре функциональных комплекса (подсистемы), каждый из которых характеризуется определенным анатомо-физиологическим субстратом и той частной задачей, решение которой обеспечивает достижение определенного парциального (этапного) полезного результата:

1. Hейрогумopальная составляющая, связанная с деятельностью глубоких структур мозга и системы эндокринных желез. Этот функциональный комплекс обеспечивает выраженность полового влечения и соответствующую возбудимость всех отделов нервной системы, регулирующих половую деятельность.

2. Псиxическая составляющая, связанная с деятельностью кортикальных систем, определяет направленность полового влечения, облегчает возникновение эрекции до момента интроитуса и обеспечивает специфические для человека формы проявления половой активности, вплоть до соответствия поведенческих реакций условиям конкретной ситуации и морально-этическим требованиям.

3. Эрекционная составляющая, нервным субстр атом которой являются спинальные центры эрекции, регулирует активность конечного исполнительного аппарата, обеспечивающего главным образом механическую сторону полового акта.

4. Эякуляторная составляющая, анатомо-физиологическим субстратом которой является сложная интеграция структурных элементов от простаты с ее собственным нервным обеспечением до парацентральных долек коры головного мозга, обеспечивает основную и конечную биологическую задачу всей половой активности – выделение мужского оплодотворяющего начала.

 

 

суицид – предыдущая | следующая – синтез

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым