Яндекс.Метрика

Психосоматический симптом как феномен культуры

(Продолжение)

1. Психосоматический феномен не тождествен психосоматическому симптому, он является следствием закономерной социализации телесности человека. Характер психосоматического феномена является производным от психологических новообразований, трансформируется в соответствии с логикой психологического развития. Путь социализации телесных феноменов пролегает через усвоение (означивание) и порождение телесных знаков, расширение сети телесных действий. Первичный носитель психосоматического феномена – диада “мать-дитя”, благодаря чему символический план изначально существует наряду с натуральным планом психосоматического феномена (12). В совместно-разделенных телесных действиях матери и ребенка мать выполняет функцию означивания и осмысления (наполнения смыслом) витальных потребностей и телесных действий ребенка. В диаде телесные действия ребенка изначально оказываются вписанными в психологическую систему “образа мира”, обретают 5-е квазиизмерение (17). Содержание и структура телесных действий определяются развитием системы значений и смыслов. Одной из ранних форм существования значения и, видимо, центральной для анализа процесса психосоматического симптомообразования, является та его форма, которая себя осуществляет на языке чувственной модальности (9) – как начальное звено процесса формирования образа тела и как посредник между более поздними и развитыми формами значения. Следующий этап развития телесных, психосоматических феноменов связан с организующей ролью системы значений уже на уровне репрезентации, на уровне символического манипулирования в плане представлений. (Не этот ли этап развития психосоматического феномена рассматривается в школе Лакана!). Главным медиатором телесных действий становится вербализуемый образ тела, обретающий многообразие смысловых характеристик в контексте целостного “образа мира”. Можно предположить, что преобразование смысловой стороны психосоматических феноменов диктуется, определяется этапами развития смыслового, интенционального компонента деятельности ребенка (смена ведущей деятельности, возникновение психологических новообразований). Так, первичный коммуникативный план существования осмысленных психосоматических феноменов с возрастом теряет свою актуальность. (Видимо, правомерно считать жестовый характер истерического симптома проявлением регрессии – возвращения к наиболее раннему смысловому контекту симптома). Следующий этап развития психосоматических феноменов связан о включением в них гностических действий, обретающих самостоятельный смысл и преобразующих психосоматическую связь. Этот этап характеризуется интересом ребенка к собственному телу, поиском средств вербального и иного символического обозначения телесных событий. Ребенок учится различать описывать свое телесное Я (3), формируется система интрацептивных категорий. Новый этап социализации телесности связан, видимо, с возникновением рефлексивного плана сознания, способного порождать новые смысловые системы, трансформировать устоявшиеся. Разделение телесного и духовного Я делает тело и его феномены участником внутреннего диалога, порождающего новые жизненные смыслы. (Видимо, здесь надо искать точку отсчета для возникновения ипохондрических черт личности).

2. Актуалгенез психосоматических симптомов детерминирован достигнутым уровнем социализация телесности. Модель симптомообразования можно представить как процесс взаимоперехода, взаимодействия единиц сознания: Смысла, Значения, Чувственной Ткани, Биодинамической Ткани (6, 4). Среди всего многообразия психосоматических симптомов выделяется класс феноменов, процесс возникновения которых можно теоретически осмыслить и эмпирически исследовать как процесс движения и взаимодействия единиц сознания (по Леонтьеву, а не как часть оппозиции “сознание-бессознательное”). Данному классу принадлежат симптомы, которые встречаются при неврозах, истерии, ятрогении, психогенных и хронических болях, ипохондрии и т.д. (см. статью А.Ш.Тхостова в этом сборнике).

Принципиальной характеристикой такого симптома является то, что структурно он является феноменом сознания, существует как соматоперцептивный образ. Процесс симптомообразования повторяет структурно познавательный акт, который начинается с познавательной гипотезы, запускающей особое интрацептивное действие. В генерировании системы гипотез-ожиданий интрацептивного стимула себя воплощает образ мира, носитель 5-го квазиизмерения значений и смыслов. Суть симптома состоит в том, что вне зависимости от характера подтверждающей или опровергающей его стимуляции система: личностный смысл – значение – чувственная ткань – приобретает характер устойчивой структуры. Такого рода явления фиксируется и в области предметного восприятия (9). В данном случае процесс симптомообразования во многом совпадает с процессом становления соматоперцептивного образа. Корни психосоматических расстройств, согласно этой модели, нужно искать в отклонениях развития каждой составляющей (смысл, значение, чувственная ткань, биодинамическая ткань) и в нарушениях операционально-технических средств их соединения. Схематично укажем некоторые механизмы симптомообразования, которые могут быть поняты на основе данной модели.

Первичные психосоматические симптомы могут в своей основе иметь 2 принципиально разных источника: o 1-й тип симптома психофизиологический по своей природе связан с нарушением предпосылок собственно человеческой симптоматики: первичные дефекты биодинамической или чувственной ткани, базовой эмоциональной регуляции телесных проявлений. o 2-ой тип симптомов детермирован ситуацией совместно-разделенных телесных действий в диаде мать-дитя. Симптом может выступать как следствие нарушений в знаково-символическом опосредовании социализации телесности. Он может иметь характер задержки в развитии категориальных систем образа тела, или в ситуации симбиоза с матерью телесные проявления излишне долго и стереотипно сохраняют коммуникативный смысл, тем самым задерживая становление гностических и отрефлексированных телесных действий. В основе многих психосоматических симптомов можно обнаружить недооснащенность, недифференцированность системы значений: неразвитые образа тела, категориалные оценочные шкалы интрацепции, сложности перехода от операциональных, предметных значений к более развитым формам вербальным (11). Модель позволяет по-новому операционализировать и понять психоаналитический тезис о том, что соматизация наступает как следствие поломки защитных механизмов личности (Бассин Ф.В. и др., 1978 ). Если защитные механизмы понимать как определенный способ воплощения смысла в значениях преобразование значений, направленных на предотвращение конфликта значащих переживаний (10, с. 100), то ситуация поломки может выглядеть как переход к более примитивным эмоциональным, чувственным системам значений, которые служат механизмом запуска ранних психосоматических стереотипов по типу кольца Бернштейна.

Тем самым, определенные психофизиологические механизмы включаются в неадекватную им по смысловому содержанию ситуацию, не будучи с нею содержательно связанными. В отличие от истерического симптома здесь смысл воплощенный и смысл, поддающийся интерпретации, принадлежат к разным смысловым образованиям.

Также понятно, что и феномен алекситимии может иметь гетерогенную природу: o неразвитость систем означения телесного опыта, трудности перехода от эмоциональных универсалий к вербальным системам значений. Данный механизм обнаруживает себя в корреляции между харктером, глубиной и частотой соматизации, с одной стороны, и когнитивной недифференцированностью, диффузностью структур категоризации субъективного опыта, с другой; o неразвитость смысловой саморегуляции, несформированность деятельности смыслопорождения, что ведет к нарушениям развития телесного Я человека. В этих условиях психосоматические феномены могут получать неадекватно завышенную ценность в системе смысловой иерархии личности (см. работы Николаевой В.В. и ее учеников).

Подводя итог, можно констатировать, что психосоматический феномен есть закономерное следствие и проявление процесса социализации телесных функций в онтогенезе. Психосоматический симптом, его актуалгенез отражает достигнутый уровень опосредования психологических явлений и действий знаково-символическими орудиями, представляет собой воплощение смысла через систему значений в чувственной и биодинамической ткани. Развитый психосоматический феномен обладает особыми характеристиками: как феномен сознания, он включает в свою структуру все единицы сознания смысл, значение, чувственную и биодинамическую ткань; как феномен человеческой жизнедеятельности приобретает черты высших психических функций (социален по происхождению и характеру функционирования, опосредован, и в некоторых случаях, даже произволен). Возможности эмпирических исследований, экспериментальной проверки положений представленного здесь подхода, открываются при изучении отдельных систем телесных действий. В настоящее время совместно с А.Ш.Тхостовым и И.В.Молдовану проводится экспериментальное исследование роли интрацептивных действий в психосоматическом симптомообразовании.

Литература:

1. Бассин Ф.В., Прангишвили А.С., Шерозия А.Е. Роль неосознаваемой психической деятельности в развитии и течении соматических клинических симптомов. // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978, т. 2, С. 195-215.

2. Выготский Л.С. Собрание сочинений. М., 1984.

3. Дорожевец А.Н., Соколова Е.Т. Исследования образа тела в зарубежной психологии. // Вестн. Моск. ун-та, сер. 14. Психология, 1985, 4, с. 39-49.

4. Зинченко В.П. Проблема “образующих” сознания в деятельностной теории психики. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1988, Л 3, о. 25-34.

6. Зинченко В.П. Наука – неотъемлемая часть культур?//Вопросы философии, 1990, 1, с. 33-50.

6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977.

7. Леонтьев А.Н. Психология образа. //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1979, 2. с. 3-13.

8. Семенова Н.Д. Групповая психологическая коррекция в системе реабилитационно-профилактических мероприятий с больными бронхиальной астмой.//Автореферат канд. дисс. М., 1988.

9. Смирнов С.Д. Психология образа: Проблема активности психического отражения. М., 1985.

10. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980. 11. Стеценко А.П. Понятие “образ мира” и некоторый проблемы онтогенеза сознания. //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1987, 3., с. 26-37.

12. Тищенко П.Д. Жизнь как феномен культуры.//Биология в познании человека. М., 1989, с. 243-253.

13. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989.

14. Warnes, H. Alexithymia, Clinikcal and Therapeutic Aspects. Psychother. Paychosom., 1986, v.46, p. 96-104.

15. Wittkower, E.D., Warnes, H. Historical Survey of Psychosomatic Medicine. // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978, т. 2, с. 239-252.