canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Поведенческая терапия. Гипноз, внушение и поведенческая терапия

Поведенческая терапия

Поведенческая терапия

Эта методика появилась в 50-е годы и поначалу применялась преимущественно для лечения фобий, но затем показания к ней стали все более расширяться, и сегодня они охватывают алкоголизм, сексуальные нарушения, психосоматические синдромы, депрессии, супружеские проблемы и т. п. Поведенческая терапия постепенно распространяется на всю область психиат­рии (так, например, Мейхенбаум, 1977, использует ее при шизофрении в сочетании с методом, который он называет внутренним диалогом), не говоря уж о педагогике, социологии и т. п. Различные аспекты поведенческой терапии кашли отражение в недавно вышедшей работе Ж. Котро (1978а), снабженной богатой документацией.

Мы не станем отрицать эффективность методик поведенческой терапии в ряде случаев. Но теорети­ческие предпосылки behaviour therapy кажутся нам крайне шаткими. В этом отношении очень показателен подход Котро к проблеме гипноза и внушения. Среди предшественников behaviour therapy Котро называет французского психолога Куэ» (который, впрочем, был аптекарем), создателя знаменитого метода самовнуше­нии. По Котро, Куэ был «первым, кто предложил методы контроля мысли и подчеркивал роль позитивной мысли в изменении поведения» (1978). Такое понимание по меньшей мере несколько упрощает механизм внушения. То же можно сказать и о поло­жении, согласно которому гипноз является другим пред­шественником поведенческой терапии, коль скоро он действует как «реципрокное торможение» и способствует постепенной десенсибилизации больных, страдающих фобиями.

Мы не будем входить во все подробности споров вокруг behaviour therapy. Однако нам кажется ин­тересным изложить критические соображения советских специалистов, которые мало известны на Западе.

Хотя эта терапия видит свои корни в павловской теории рефлексов, она практически не применяется в Советском Союзе. Напротив, советская психотерапия стремится стать все более «динамичной». В 1978 г, Личко, представитель ленинградской школы психотерапевтической ориентации, утверждая, что павловское учение должно лежать в основе медицинской психологии, указывал, что сторонники поведенческой терапии используют эту теорию «в примитивно упрощенном виде».

Штернберг (1978), представитель возглавляемой Снежневским московской школы, которая придержива­ется скорее биологической и фармакодинамической ориентации, давая обзор сборника «Успехи в области поведенческой терапии» (Breugelmann, 1975), содер­жащего 36 докладов, сделанных на конгрессе Европей­ской ассоциации специалистов по поведенческой тера­пии, высказался более чем сдержанно по адресу этой те­рапии. По его мнению, указанное издание не представ­ляет никакого интереса для советского читателя и мо­жет служить разве что для информации специалистов о распространенной на Западе моде. Он рекомендует подходить к ее оценке осторожно и критично. Осо­бенно резко он высказывается о скиннеровском методе обусловливания (reward and punishment) и считает наивной методику выработки аффекта отвращения с по­мощью ударов электрическим током, как она приме­няется, например, при лечении сексуальных извраще­ний, а том числе гомосексуализма. (Заметим, что оба, и Скиннер и Штернберг, относят гомосексуализм к чис­лу извращений.)

В 1976 г. Зачепицкий, другой представитель ленин­градской школы, выражал крайнюю сдержанность по отношению к поведенческой терапии. Он подчеркивал, что Павлов весьма критически отзывался об Уотсоне, создателе бихевиоризма, и отвергал попытку объяснять обучение людей образованием условных рефлексов. Однако Бехтерев предпринял попытку разработать ме­тод психотерапии, основанный на понятии именно услов­ного рефлекса. В 20-е годы психотерапевтические мето­дики такого рода были широко распространены в Советском Союзе, но не принесли ощутимых результатов, и от них отказались. Иногда они еще находят примене­ние, но в рамках психотерапии, когда принимается во внимание личность больного, история его болезни, его конфликты с внешним миром и конфликты внутриличностные; иными словами, речь идет о «патогенетиче­ской» психотерапии, основанной на осознанном выяснении психологических корней заболевания. Такая психотерапия считает важным элементом лечения атмосферу теплой симпатии, устанавливающейся между больным и его врачом. Советские психотерапевты особенно настойчиво подчеркивают этот момент. Можно сказать, что они не ссылаются на понятия трансфера и контр-трансфера, но пользуются ими, сами того не подозревая. Они отстаивают позицию душевного сочувствия (эмпатии) по отношению к больному, столь дорогую для пси­хоаналитиков английской школы. «They do care» (Они заботливы), сказал бы Масуд Кан, упрекающий французских психоаналитиков в слишком рассудочном подходе в ущерб аффективному взаимодействию с больным (Green, 1976).

Психоанализ под сомнением – предыдущая |  следующая – Поведенческая терапия (продолжение).

Л. Шерток. Непознанное в психике человека.  Содержание.

 

Яндекс.Метрика