Яндекс.Метрика

Хронически больной ребенок в семье (продолжение)

Во-первых, рисунки детей. Рисование является способом установления контакта с ребенком. Рисование как методика исследования личности ребенка имеет много вариантов: тесты Вартега, тест завершенного рисунка (Kindet), рисунок человека (Loodenough — Harris Draw & Person Test), рисунок человеческой фигуры (Machover). Однако эти тесты громоздки, трактовка их большей частью основана на психоанализе. Не Учитывается, что качество рисунка зависит не только от интеллектуальных и личностных особенностей ребенка, но и от его интересов, способа обучения и ряда других факторов. Поэтому попытки применения рисунка как метода исследования личности онкологически больных детей дают противоречивые результаты. При оценке рисунка мы исходили из того, что рисование позволяет заглянуть во внутренний мир ребенка. В рисунке дети могут ненамеренно отразить свои фантазии, влечения, конфликты, которые они не осознают и не могут выразить словами. Поэтому мы предлагали детям создать свободный рисунок, а также рисунок не существующего животного и “дом — дерево — человек”.

Ту же функцию, что и рисунок в исследовании, выполняла методика пиктограмм, проективная ценность которой единодушно признается всеми исследователями и практическими работниками.

Мы применяли также методику исследования самооценки Дембо-Рубинштейн, несколько видоизменив процедуру оценивания. Наряду с актуальной самооценкой дети оценивали себя “глазами родителей” и “глазами сверстников”. Критериями оценки результатов этой методики являлись следующие показатели: средние значения по шкалам, которые подсчитывались по формуле Пирсона для вычисления корреляции двух случайных последовательностей.

Мы учитывали также и то, что само психологическое обследование является моделью реальной жизненной ситуации, поэтому отношение к нему, поведение ребенка в ситуации исследования является важным показателем для оценки его личности, особенностей отношения к болезни.

Результаты первого этапа исследования и их обсуждение

На первом этапе нами обследовались 16 детей в возрасте 6-8 лет с различными онкологическими новообразованиями. У большинства детей наблюдается опухолевый симптомакомплекс, обусловленный сильной интоксикацией организма (вялость, слабость, повышенная утомляемость). Тем не менее, дети с удовольствием принимают участие в экспериментально-психологическом исследовании, воспринимая его как возможность отвлечься от однообразной больничной обстановки, встать с постели (у многих из них постельный режим). Дети заинтересованы в оценке своей работы. Для них характерны высказывания: “если на выставку, то я буду рисовать”, “а призы будут?” Некоторые ребята рисуют по несколько рисунков на выбор.

Безусловно, маленький ребенок не может осознать тяжести своего заболевания и его последствий. Но, оказавшись в новой ситуации, ситуации болезни, он формирует свое собственное отношение к, новым обстоятельствам жизни и к самому себе.

У ребенка нет социально-эталонного понятия болезни. Она воспринимается как ограничение нормальной, привычной жизни. В большинстве случаев дети не могут сказать, что такое болезнь, они определяют ее через те ограничения, которые существуют для больного человека по сравнению со здоровым. То, что у шестилетнего ребенка выражается словами “в больнице, плохо, потому что я к дому привык” (Женя И.), у детей постарше превращается в перечисление того, что здоровому можно в отличие от больного. Так, Дима К. говорит: “Болезнь — когда здоровья нет, здоровый бегает, зарядкой занимается, больному нельзя — он простудиться может”. Очень ярко это проявилось в пиктограмме Вовы Н.: на слово болезнь он нарисовал дорожный знак, запрещающий переходить улицу: “Болезнь — как тот знак, этого нельзя, того нельзя”.

Можно выделить два вида ограничений, которые наиболее остро переживаются детьми в условиях больницы:

а) ограничение движений;

б) ограничение учебной деятельности.

Ограничение движений является одной из основных проблем онкологической клиники. Оно связано с длительными процедурами (ребенок может лежать под капельницей по много часов подряд), постельным режимом до и после операции, недомоганием. Моторная активность является важной формой самовыражения для ребенка, она оказывает влияние не только на телесное развитие, но становится необходимым условием развития образа мира. Поэтому болезнь осознается, в первую очередь, как ограничение игры, той основной деятельности, в которой реализуется двигательная потребность ребенка. Так, Алеша П. говорит: “Здоровый человек бегает, на санках катается, в снегу валяется, а больной не может”. В пиктограмме на слово болезнь одна девочка рисует человека, лежащего под капельницей: “Он лежит, и ему скучно, в болезни всегда так”. Стремление двигаться проявляется и в рисунках детей. На просьбу нарисовать человека Игорь П. рисует мальчика, играющего в мяч и объясняет: “Раньше я любил в футбол играть”. Ограничение движений становится причиной конфликтов с родителями. Так, Даша Р. рисует себя и маму, стоящих в разных концах комнаты, отвернувшись друг от друга и объясняет: “Мама не пустила меня гулять”.

Конечно, смысл игры не сводится к проявлению двигательной активности. В игре происходит ориентация ребенка в самых общих смыслах человеческой деятельности, и, что особенно важно, игра является средством овладения своим внутренним миром, через объективацию в игре переживаний Ребенка. Именно это имел в виду Эриксон, определяя игру как самый естественный способ врачевания” (Анцыферова, 1978. С.172). Поэтому ограничение игры, затрудняя ориентацию ребенка в своем внутреннем мире, препятствует и процессу переживания ребенком болезни, ее преодолению.

Ребенок в условиях онкологического заболевания – предыдущая | следующая – Осознание ребенком болезни

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при детско-родительских проблемах