Яндекс.Метрика

§ 1. Натуральные (безусловные) эмоциональные раздражители

Натуральным возбудителем эмоций являются любые физические воздействия на организм, вызывающие возбуждение рецепторов и определенные изменения в биологическом равновесии организма (гомеостатические изменения). По-видимому, эмоциональные процессы могут быть вызваны также некоторыми специфическими конфигурациями раздражителей, в том числе и некоторыми ситуациями. Однако об этих факторах, во всяком случае когда речь идет о человеке, фактически ничего не известно, а предположения, которые по этому поводу можно строить, основываются на экстраполяциях результатов исследований на животных и весьма несистематических наблюдениях на человеке.

Эмоциональное значение сенсорных раздражителей. Как известно, контакт человека с окружающим миром начинается с воздействия на рецепторы сенсорных раздражителей. Эти раздражители дают информацию о свойствах объектов и событий и в то же время вызывают изменения аффективного характера. Как величина, так и знак этих изменений зависят в известной степени от сенсорной модальности, то есть от вида анализатора, которым был принят сигнал. В одних модальностях эмоциональный компонент имеет второстепенное значение, в других — играет доминирующую роль. Французский психолог А. Пьерон выразил эту зависимость в специальной таблице, в которой произвольно определил познавательный и аффективный коэффициенты для отдельных видов сенсорных воздействий (Pieron, 1950, с. 78), Однако приводимые Пьероном цифры не основаны на каких-либо реальных измерениях и представляют собой лишь сокращенную форму описания интуитивной оценки.

Аффективный компонент зависит не только от сенсорной модальности, но также и от вида воздействия в пределах данной модальности. Так, как заметил Титченер, ахроматические цвета (белый и черный) редко могут быть приятными или неприятными, как и звуковые шумы и тоны. Хроматические же цвета обычно имеют более выраженное аффективное значение. Как пишет Хейнрих, «красный цвет, особенно сильно насыщенный, — это цвет силы и энергии. При более слабой насыщенности его эмоциональный тон снижается и приобретает характер серьезности и достоинства. Еще в большей степени этим характером обладает пурпур, образуя переход к спокойному настроению фиолетового и голубого цветов. Фиолетовый цвет… имеет черты угрюмой серьезности…» (Heinrich, 1907, с. 27).

Можно привести экспериментальные данные, подтверждающие такого рода наблюдения. Так, Джерард установил, что красный цвет вызывает более сильное возбуждение, чем голубой цвет такой же яркости, причем это отражается, в частности, в повышении систолического кровяного давления, уменьшении проводимости кожи ладони, изменении ритма дыхания, депрессии альфа-ритма в ЭЭГ, а также в отчетах испытуемых, полученных при помощи стандартизированной методики исследования эмоций (цит. по: Berlyne, 1967, с. 19).

При обсуждении вопроса об эмоциогенности сенсорных раздражителей необходимо особо остановиться на вестибулярных и кинестезических воздействиях. Кинестезические раздражители могут иметь значительную эмоциональную окраску. Так, в исследованиях, проведенных Кейганом и Берканом, было обнаружено, что возможность передвижения может служить для животных положительным подкреплением; причем эффективность этого подкрепления зависит от степени депривации, вызванной содержанием животных в закрытом помещении (Kagan, Berkun, 1954).

Эмоции, вызываемые сенсорными раздражениями, могут быть как положительными, так и отрицательными. Знак эмоции зависит прежде всего от качества раздражителей. П. Янг установил, что люди разного возраста весьма сходным образом реагируют на определенные запахи. Так, корреляция между оценками 14 разных запахов, произведенными испытуемыми трех возрастных групп (7—9 лет, 10—13 и 18—24 года), имела значение от 0,91 до 0,96, что свидетельствует о том, что знак эмоций, вызванных предъявляемыми веществами, с увеличением возраста существенно не меняется (Young, 1967). Установлено также, что аффективное значение чистых звуковых тонов (то есть способность вызывать эмоции определенного знака и интенсивности) зависит от их высоты и силы. Эти зависимости могут быть выражены графически. Такие кривые были представлены Гилфордом (на основе данных Янга) и получили название «изогедоны»; таким образом, изогедоны — это линии, репрезентирующие свойства раздражителей, имеющих идентичное аффективное значение.

Роль интенсивности раздражителей. Интенсивность раздражителя является одним из существенных факторов, определяющих его эмоциональное значение. Шнирла сформулировал общее положение, определяющее характер реакции организма. Согласно этому автору, «на ранних этапах онтогенетического развития стимуляция малой интенсивности обнаруживает тенденцию вызывать реакции приближения, а стимуляция большой интенсивности — реакции удаления от источника воздействия» (Schneirla, 1959, с. 3). Для иллюстрации данного тезиса автор приводит множество примеров поведения животных, находящихся на разных уровнях филогенетического развития. Подобная зависимость может быть установлена и у человека.

Зависимость между силой раздражителя и вызываемой им эмоциональной реакцией отмечали и психологи прошлого. Вундт полагал, что едва заметное ощущение имеет предельно малую чувственную окраску; по мере увеличения интенсивности ощущения растет его положительная чувственная окраска, но, достигнув определенной интенсивности, эта положительная окраска начинает уменьшаться и, перейдя через нулевую точку, становится отрицательной (цит. по: Heinrich, 1907, с. 26).

Представленная Вундтом кривая соответствует накопленным экспериментальным данным. Еще в 1928 г. Энгель исследовал оценки кислого, соленого и горького растворов различной концентрации и получил кривую, подобную кривой Вундта; в 1960 г. Пфафманн получил сходные результаты, изучая вкусовые предпочтения у крыс (цит. по: Berlyne, 1967, с. 53).

При обсуждении интенсивности раздражителя следует напомнить также о влиянии внезапности его появления. Предметы, которые появляются неожиданно и быстро перемещаются, вызывают негативную реакцию. Шнирла считает, что именно этим можно объяснить, в частности, известный эффект, описанный Тинбергеном и заключающийся в том, что одна и та же перцептивная форма может либо вызывать, либо не вызывать у молодых птиц сильную эмоциональную реакцию (убегание) в зависимости от того, куда ее передвигают.

Данный эффект можно объяснить тем, что форма фигуры при перемещении слева направо вызывает более значительное и более быстрое изменение возбуждения в сетчатке глаза, чем при перемещении справа налево, и это приводит к стремительному увеличению внутреннего возбуждения, вызывающему реакцию страха.

Влияние силы раздражения и скорости ее увеличения наблюдал также Э. Франус. В исследованиях реакций страха у маленьких детей он установил, что такие реакции легко вызывают сравнительно крупные, стремительно приближающиеся и издающие громкие звуки животные (Franus, 1963).

 

Условия возникновения эмоционального процесса. Введение – Предыдущая|Следующая – Роль повторений и внутренних состояний

Экспериментальная психология эмоций. Содержание