Яндекс.Метрика

Глава 11. Основные итоги исследования нарушений психических функций при органических повреждениях мозга

Обзор нейропсихологических данных позволяет сделать общий вывод относительно роли биологических факторов в формировании психичес­ких функций. Любое повреждение мозга приводит к нарушениям в рабо­те нейрофизиологических функциональных систем, следствием этого, в свою очередь, становится измененное функционирование психических систем. Эти изменения в каждом конкретном случае проявляются специ­фическим образом в последующем развитии психических функций.

В ряде исследований было показано, что существует функциональ­ная неравнозначность различных отделов мозга в обеспечении психи­ческих функций в детском возрасте. Поражение разных отделов мозга ребенка приводит, так же, как и у взрослых, к разным по характеру нару­шениям психических функций. Эти различия наблюдаются и при ло­кализации поражения в разных полушариях и в разных отделах внут­ри каждого полушария, а также при поражениях срединных структур.

Мозговая организация психических процессов не остается одина­ковой в ходе онтогенеза. Меняется качество работы механизмов, связанных с определенным участком мозга, меняется характер вцут- ри- и межполушарных связей между ними. Симптомы, выявляемые при поражении разных участков мозга, у детей при общем сходстве с теми же симптомами у взрослых имеют различия, которые по-разно­му выступают в разные возрастные периоды.

Развитие функциональной организации мозга идет по пути расшире­ния межполушарных и внутриполушарных связей. В хорошо развитой системе возбуждение определенного участка мозга приводит к его рас­пространению не только на близлежащие, но и далеко расположенные участки мозга. Это означает, что тормозящее влияние одного участка при нарушении его работы имеет широкое распространение. У взрослых, в связи с наличием обширной системы сформированных связей, это проявляется в большом наборе специфических расстройств и в низ­кой динамике обратного развития дефекта. У детей наблюдается об­ратная картина — эффект очагового поражения более ограничен, меньше специфических расстройств, больше возможностей для восста­новления. Тормозящее влияние поврежденного участка мозга на другие структуры, в связи с недостаточной сформированностью системы связей, распространяется незначительно, и эти структуры могут быть вовлечены в работу компенсировать возникающие нарушения.

Анализ нарушения психических функций у детей позволяет отве­тить на методологические вопросы, связанные с возможностью топи­ческой диагностики в детском возрасте.

Проявляется ли поражение той или иной зоны мозга у детей в тех же симптомах, что и у взрослых?

Можно ли на основе выявленных у детей симптомов проводить синдромный анализ, указывающий на топику нарушения так же, как и у взрос­лых?

Первый вопрос связан с характером проявления нарушений психи­ческих функций при поражениях мозга у детей. На него можно ответить, что хотя наблюдаемые у детей симптомы нарушения психических функ­ций могут проявляться иначе по сравнению со взрослыми, но возникают они при той же локализации мозгового поражения, что и у взрослых.

Это означает, что общая морфологическая архитектура нейрофизи­ологических функциональных систем мозга при нормальном физио­логическом созревании ребенка складывается уже к моменту рожде­ния ребенка. На первых этапах функциональные системы работают по генерализованному типу, а дальнейшее их развитие идет по пути все большей дифференциации в работе отдельных компонентов и сме­ны иерархического взаимодействия между компонентами систем.

Это определяет специфику нарушений, возникающих при поломке какого-либо звена системы. Несформированность системы не дает тех четких локальных симптомов, которые характерны для взрослого че­ловека, где каждое звено, с одной стороны, выполняет конкретную, специализированную задачу, «полученную» в ходе формирования си­стемы, и, с другой стороны, включено в сложившуюся систему сопод- чиненности с другими центрами.

Поэтому у ребенка с локальными поражениями мозга, в холодном периоде, после быстрой адаптации мозга к новым условиям, соответ­ствующие симптомы выявляются только в специализированном об­следовании и носят генерализованный характер, не проявляются в ви­де обширных симптомокомплексов, которые наблюдаются у взрослого человека. В первую очередь это относится к наиболее поздно форми­рующимся функциональным системам.

Второй вопрос относится к возможности сопоставления работы мозговых структур ребенка и взрослого на основе выявленных в обе- ледовании симптомов. Здесь можно ответить положительно, посколь­ку симптомы, выявляемые в остром периоде болезни, совпадают с сим­птомами повреждения тех же зон мозга у взрослых.

Сведения о роли разных мозговых зон в обеспечении психических функций на разных этапах онтогенеза дают возможность более адекват­ной оценки формирующейся структуры психических функций и ком­пенсаторных возможностей.

Важнейшей задачей в клинике органических повреждений мозга является анализ материальной основы тех новообразований, которые возникают в результате выпадения из нейрофизиологических функ­циональных систем отдельных высокоспециализированных мозговых отделов. Действие компенсаторных механизмовйриводит к пере­стройке функциональных систем, в их состав включаются менее спе­циализированные отделы мозга, и это приводит к качественным изме­нениям в протекании психических функций.

Характеристики нейрофизиологических процессов формируются под решающим воздействием среды и, в свою очередь, становятся ос­новой психологических процессов, которые консолидируются в пси­хологические функциональные системы.

С этой точки зрения можно, используя идею «градуального» (Э. Голд- берг, 2003) принципа работы мозга, попытаться объяснить, за счет ка­ких механизмов осуществляется компенсация работы поврежденных участков мозга.

«Градуальный» принцип работы нейронных ансамблей предполагает, что каждая нейронная группа (мозговой центр) в онтогенезе специали­зируется и начинает максимально реагировать на определенные характе­ристики внешней стимуляции, становится ведущей для конкретных ви^ов стимула. Рядом расположенные, смежные группы также активируются при наличии тех же стимулов, но их реакция меньше, и по мере удаления от ведущей нейронной группы активация на одни стимулы снижается, но в то же время возрастает активация на другие стимулы, которые являют­ся ведущими уже для этой группы нейронов.

Компенсация возможна, если при повреждении ведущей группы остаются сохранными смежные нейронные группы, которые могут быть активированы тем же видом стимулов. По градуальному прин­ципу работают, вероятно, не только нейронные группы в каждом по­лушарии, но и симметричные, викарирующие центры, противополож­ного полушария. В ходе онтогенеза возрастает как внутриполушарная, так и межполушарная специализация нейронных центров, и это рез­ко ограничивает возможности компенсации. В детском возрасте воз­можности компенсации поздно формирующихся функций (например, речевой), в отличие от рано формирующихся (например, перцептив­ной), высоки. Это связано с разными сроками специализации мозго­вых зон, обеспечивающих эти функции.

Можно предположить, что большие возможности компенсации ре­чевых расстройств в детском возрасте обусловлены двумя факторами.

Первый из них — невысокая степень дифференциации мозговых зон, когда специализация рядом расположенных отделов невелика, и они выполняют сходные функции. Это позволяет им взять на себя роль поврежденного участка.

Второй — участие симметричных, правополушарных мозговых зон в речевой системе, которые могут взять на себя при определенных условиях несвойственную им функцию.

По данным нейропсихологических исследований становится очевид­ным, что роль этих двух факторов в компенсации речевых и перцептив­ных расстройств неодинакова и по-разному проявляется на разных эта­пах онтогенеза. Решение вопроса о том, когда и при каких условиях эти факторы могут оказывать влияние на процессы компенсации нарушен­ных функций, является одной из задач нейропсихологии детского возра­ста. Так, например, известно, что длительная активность эпилептичес­кого очага при резистентных (устойчивых) формах эпилепсии может приводить у детей к компенсаторной перестройке функциональных связей между речевыми зонами.

Ранее отмечалось, что специалисты (М. Куртен с соавторами) показа­ли наличие межполушарной разобщенности моторного и сенсорного ком­понентов речевой системы (размещены в разных полушариях) у пациен­тов с длительно существующими сложными парциальными припадками. По данным амобарбиталового теста выявлено, что у части больных име­ется двусторонняя речевая доминантность. Было выявлено несколько пациентов с четкой диссоциацией моторной и сенсорной речевых функ­ций. При расположении очага в височной области сенсорные функции были представлены в контрлатеральном полушарии. То же происходило при поражении лобных отделов в отношении моторных функций речи.

Таким образом, при ограниченном мозговом повреждении может происходить перемещение речевых функций, анатомически связан­ных с этим очагом, в противоположное полушарие, а не в соседние зоны. Это подтверждает предположение о том, что в особых случаях передняя (моторная) речевая зона может быть расположена в одном полушарии, а задняя (сенсорная) — в другом.

Предполагается, что пластичность мозга, обеспечивающая такие перестройки, возможна только до определенного времени (примерно до 7 лет) (Kurthen М, et al., 1992).

 

 нарушения ПФ при эпилепсии – предыдущая | следующая – нарушения ПФ в детском возрасте

Оглавление – Мекадзе Ю. В. Нейропсихология детского возраста

нейропсихолог | детский нейропсихолог и дефектолог | диагностика и коррекция