82. Анализ гипнабельности при истерии в свете теории бессознательной психологической установки

Бихевиористская формула однозначности зависимости между раздражителем и типом реакции менее всего применима при анализе проблемы гипнабельности. Гипнабельность служит лучшей, пожалуй, моделью для демонстрации несостоятельности бихевиористского подхода. Возрожденная в повой редакции Барбером [17] теория Халла [21] о гипнозе как генерализованной сверхвнушаемости, выглядит довольно последовательно при рассмотрении вопроса о механизмах возникновения гипнотического состояния, но совершенно не может объяснить, почему оно в одном случае (возникает, а в другом нет. Критикуя бихевиористскую формулу, Г. Олпорт [16] показывает, что каждый индивидуум по-своему реагирует на идентичные раздражители, проявляя активный, творческий подход, связанный со сложными психологическими механизмами человеческой деятельности, позициями и мотивациями.

Школа психологов [7; 11; 13; 14; 15], основанная Д. Н. Узнадзе, при рассмотрении вопросов поведения личности, ее реакций на раздражители, на изменение окружающей среды особое внимание уделяет психологической установке как состоянию бессознательной предуготованности к тому или иному типу реакции, которое возникает как результат предыдущего опыта реагирования и, несмотря на свою неосознаваемость и непереживаемость, влияет на осознаваемое поведение и переживания личности: “Все поведение, как бы и где бы оно ни возникло, определяется воздействием окружающей действительности не непосредственно, а прежде всего опосредованно, – через целостное отражение этой последней в субъекте деятельности, т. е. через его установку” [11]. И. Т. Бжалава [7] отмечает, что рассматриваемое психологией установки опережающее отражение действительности “представляет собой универсальное явление жизни, которое определяет все формы: приспособительного поведения живого”. Физиологические аспекты этого явления нашли свое выражение в теории физиологии активности, разработанной Н. А. Бернштейном [5; 6] и П. К. Анохиным [3].

Нам представляется целесообразным рассмотреть проблему восприимчивости к гипнозу при истерическом неврозе с точки зрения бессознательной психологической установки.

В настоящее время сложилось представление об истерическом неврозе как социально-биологической проблеме. Основным механизмом, который формирует истерический невроз и поддерживает его существование, является конфликт между притязаниями личности и невозможностью удовлетворить эти притязания, так как они входят в противоречие с требованиями среды, общественными интересами [9; 10]. Из сферы социальной в сферу медицины этот конфликт переходит в результате того, что личность для отстаивания своих интересов бессознательно выбирает позицию психологической защиты, которая носит иногда патологический характер и проявляется в виде того или иного болезненного симптома [4]. Для истерии характерно, что активную роль в конфронтации со средой играет сам больной с его не находящими реализацию притязаниями. Характерно также, что выгодность, желательность болезни, как и психогенная ее природа, не осознаются больным, его поведение не является сознательно мотивированным, а диктуется бессознательно существующей предопределенностью реакций, т. е. бессознательной психологической установкой. Драма при истерии заключается в том, что установки у больного носят ригидный характер, мешают тонко, дифференцированно реагировать в соответствии с требованиями среды, деформируют реакцию на среду. В самой структуре установок больного истерическим неврозом заключен внутренний конфликт. Если рассматривать потребность как субъективный фактор, а внешнюю среду как объективный фактор возникновения установки [7], то можно отметить, что при истерии потребность гиперболизируется до степени невыполнимых притязаний и тем самым деформирует социальные взаимоотношения. Когда говорят о “первосигнальности истерика”, его “художественной, чувственной натуре”, то за этим стоит бескомпромиссное, эгоистическое стремление удовлетворить свои потребности. которое приводит к противоречию с социальными нормами. Болезнь примиряет этот конфликт, выход из болезни чреват его обострением. Болезнь – это временное примирение на патологическом уровне, которое заводит личность в поведенческий тупик, т. к. часто обостряет конфликт между теперь уже больным индивидуумом и требованиями, которые ему предъявляет среда. Такова диалектика истерического существования.

Можно ли без учета вышеизложенного рассматривать проблему гипнабельности при истерии? Нам кажется правильным рассматривать эту проблему, перенеся акцент с биологических свойств личности на систему психологических установок, определяющих поведение больных истерией, их отношение к самим себе и к окружающему миру.

В течении истерического невроза можно выделить несколько стадий или периодов:

1. Период формирования истерического симптома по механизму конфликта между притязаниями личности и требованиями среды и завоеванию желаемого места в среде при помощи болезни.

2. Период стабильного существования истерической симптоматики и достижение определенного уровня притязаний при помощи болезни.

3. Обострение конфликта на новом уровне и в другом качестве между истерической личностью и средой.

4. Разрешение вторично сформированного в результате болезни конфликта либо через а) углубление истерической симптоматики, ее стабилизацию (т. е. истерическое развитие личности), либо через б) выздоровление, как бы избавление от потерявшей условную выгодность и заведшей в тупик истерической симптоматики.

 

гипнабельность – предыдущая | следующая – больной

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым