Яндекс.Метрика

Два варианта отказа от поиска (продолжение)

Если же детеныш лишается такой поддержки, его первые же активные самостоятельные шаги могут привести к поражению, и тогда пассивно-оборонительная реакция закрепляется как форма поведения в трудных условиях. Более того, конкретные условия, в которых возникают первые неудачи, могут по механизму первичного запечатления, так называемого импринтинга, навсегда связаться в памяти со страхом и пассивно-оборонительной реакцией. Тогда попадание в сходные условия уже во взрослом состоянии может автоматически приводить к отказу от поиска как заученной в раннем детстве реакции, несмотря на то что физиологические механизмы поискового поведения давно сформированы. Вот почему ранние отношения в семье, и особенно с матерью, имеют такое важное значение для всей последующей жизни. Во многих исследованиях показано, что различные виды млекопитающих одинаково ведут себя при отрыве от матери в раннем периоде. Хотя их обеспечивают пищей и уходом, они вначале проявляют сильное тревожное возбуждение, пытаются вырваться из клетки, но очень быстро впадают в состояние апатии и на все события отвечают реакцией пассивного страха. У них нарушается аппетит, и нередко возникают соматические расстройства: повышение кровяного давления, язвы желудочно-кишечного тракта и кожи, выпадение волос. Все эти симптомы особенно выражены у животных, стоящих на высших ступенях филогенетического ряда, например у обезьян.
Особенно важно, что даже после относительно кратковременного периода отрыва от матери у животных надолго нарушаются навыки социального поведения, они оказываются, в частности, неспособными к нормальной организации сексуальных отношений и на любые стрессы реагируют пассивно-оборонительным поведением. Они мало активны, почти не участвуют в общих играх и производят впечатление хронически удрученных. Их движения замедленны, контакты ограниченны. Недаром американские исследователи Суоми и Харлоу считают отделение от матери удачной моделью депрессии. Депрессия развивается даже в том случае, если детеныш видит и слышит мать, но только не имеет с ней никакого телесного контакта. И это понятно: ведь при отсутствии такого непосредственного контакта детеныш не может рассчитывать на защиту и опеку. Иногда после гибели матери или слишком длительного периода отрыва детеныш даже погибал из-за снижения резистентности вследствие хронического пассивно-оборонительного поведения. В то же время, если заботу о нем принимает на себя другая самка, депрессивное поведение оказывается не столь выраженным или вообще не развивается. Отрыв от матери дает наиболее драматические эффекты в тот период жизни, когда детеныш уже научается испытывать чувство страха, но еще не в состоянии постоять за себя самостоятельно. Все эти факты свидетельствуют в пользу нашей гипотезы: контакт с матерью в раннем детстве оказывает протективное действие и помогает преодолеть естественный для этого возраста отказ от поиска.
В этой связи представляют большой интерес концепции, берущие свое начало от работ 3. Фрейда и разрабатываемые в рамках различных психоаналитических школ и направлений. Фрейд считал, что истоки невротических и психосоматических расстройств следует искать в конфликтах раннего детства. Правда, сам Фрейд сделал неправомерно большой упор на ранних сексуальных отношениях, полагая, что в основе неврозов лежит Эдипов комплекс или комплекс Электры: сексуальные влечения мальчика к матери и ревность к отцу и, напротив, влечение девочки к отцу и ревность к матери. В более поздних психоаналитических конструкциях собственно сексуальные отношения занимают значительно более скромное ‘ место. Но проблема более широких отношений ребенка с родителями, и особенно с матерью, привлекает все большее внимание. Так, один из ведущих европейских психоаналитиков, Г. Аммон, подчеркивает, что недостаточный эмоциональный контакт с матерью, так же как и постоянное подавление инициативы ребенка, одинаково отрицательно сказывается на психическом и физическом здоровье. Особенно большой вред наносит амбивалентное отношение, когда мать, с одной стороны, целиком подчиняет себе поведение ребенка, ограничивая его самостоятельность и подчеркивая его зависимость – как бы самоутверждается в этой своей власти, а с другой стороны, – не дает ребенку требуемого тепла и ласки. С точки зрения Аммона, при этом не формируется конструктивная агрессивность (по нашей терминологии – поисковая активность) и может произойти «уход в себя», предрасполагающий к развитию тяжелых психических заболеваний. В настоящее время Г. Аммон и его ученики способствуют распространению в Западной Германии и Средней Европе детских садов и ясель, в которых работает персонал, получивший специальную подготовку и понимающий характер возможных конфликтов и неправильно складывающихся отношений между детьми и взрослыми. По-видимому, распространение этих представлений и формирование правильных отношений и в семьях, и в детских учреждениях может иметь большое профилактическое значение. Психические травмы, переживаемые в детстве, накладывают неизгладимый отпечаток на всю последующую жизнь, систематически выявляются у страдающих неврозами и психосоматическими заболеваниями. Неполная семья, особенно вследствие разводов, и сложные отношения с родителями стоят в ряду детских психотравм па первом месте.
Уместно также вспомнить, что в психоанализе невроз и психосоматоз рассматриваются как регрессивные формы поведения. Концепция поисковой активности позволяет наполнить эти представления конкретным содержанием. Речь идет о возвращении (регрессии) к пассивно-оборонительному поведению, опыт которого хранится у каждого индивида с раннего детства. Предпосылкой для такого регресса является нарушение отношений между матерью и ребенком, вследствие чего недостаточно активируется поисковое поведение или блокируется и не развивается потребность в поиске. Дополнительной предпосылкой, действующей уже на протяжении дальнейшей жизни, может стать упомянутая выше детренированность поисковой активности. Эти предпосылки реализуются в поведении по типу отказа от поиска, когда субъект сталкивается с серьезными трудностями. При этом отрицательные результаты поискового поведения, неудачные попытки справиться с трудностями начинают приобретать для субъекта большую эмоциональную значимость, больший личностный смысл, чем само недостижение цели. Если при этом недостаточно выражена потребность в поиске, если поисковое поведение как таковое не приносит удовлетворения, а, напротив, требует постоянного «преодоления себя» и вызывает неприятные переживания, если прошлый опыт пассивно-оборонительного поведения в сходных ситуациях плохо преодолен, развивается состояние отказа от поиска.

пассивно-оборонительное поведение – предыдущая | следующая – творческая поисковая активность

Поисковая активность и адаптация. Содержание.