Яндекс.Метрика

Механизмы формирования негативного отношения к отдельно проживающему родителю

При экспертной оценке отношения ребенка к отдельно про­живающему родителю следует учитывать, что оно, во многом, определяется социально-психологическими особенностями семейного конфликта, возрастом ребенка, его индивидуально-психологическими особенностями, уровнем психической и эмоциональной зрелости, особенностями защитных механиз­мов, степенью психического индуцирования, а не только сло­жившимися взаимоотношениями с каждым из родителей в отдельности. В соответствии с данными психологии развития мнение ребенка не является полностью самостоятельным, а за­висит от мнений и оценок значимых близких. Механизмы фор­мирования негативного отношения к родителю при высококон­фликтных разводах могут быть связаны как непосредственно с поведением отвергаемого родителя, так и с защитными меха­низмами ребенка, активизирующимися в ситуации конфликта лояльности, когда ребенок отвергает одного из родителей для того, чтобы можно было бесконфликтно существовать рядом с другим родителем. Важнейшую роль в формировании негатив­ного отношения к одному из родителей играет психогенное ин­дуцирование другим родителем. При выявлении негативного или конфликтного отношения ребенка к одному из родителей задачей экспертного исследования является анализ причин и механизмов формирования такого отношения.

Были выделены следующие механизмы формирования не­гативного и конфликтного отношения к одному из родителей:

1) Негативное, конфликтное отношение к отдельно про­живающему родителю обусловлено негативным опытом вза­имодействия с родителем в пред- и в постразводный период.

Родители, обладавшие выраженными психопатологическими особенностями, проявляли по отношению к детям жестокость, грубость, часто допускали в их адрес унижающие высказыва­ния. 27 детей в период совместного проживания были свиде- телями агрессивного поведения родителя в отношении членов семьи. У многих отсутствовал опыт позитивно окрашенного эмоционального взаимодействия с родителем.

Иллюстрирует формирование у детей негативного отно­шению к родителю в условиях негативного опыта взаимодей­ствия с ним следующий клинический случай.

 

Экспертиза проводилась в отношении двух братьев, 13 и 7 лет, и их отдельно проживающего отца в гражданском деле по иску отца об определении порядка общения с детьми, встречному иску матери о лишении его родительских прав. В период со­вместного проживания отец злоупотреблял спиртными на­питками, в состоянии алкогольного опьянения становился грубым, придирчивым, агрессивным, требовал от жены и детей неукоснительного подчинения. Требовал от детей по­вторения фраз: «Папа — лучший друг», «Папа — командир», «Мама нам не нужна». К моменту проведения экспертизы уже 2 года родители мальчиков проживали раздельно, брак между ними был расторгнут. В связи с тем, что мать препят­ствовала отцу в общении с детьми, он обратился в суд с ис­ком об определении порядка общения. После начала судебно­го процесса отец угрожал старшему сыну в случае явки его в суд и дачи «ненужных» для него показаний «лишить его на­следства». При прохождении КСППЭ у отца несовершенно­летних были выявлены признаки синдрома зависимости от алкоголя средней степени, состояние ремиссии. На момент освидетельствования по психическому состоянию опасности для несовершеннолетних он не представлял, вопросов к пси­хологу (о влиянии его индивидуально-психологических осо­бенностей, стиля воспитания) в определении о проведении экспертизы не содержалось. У обоих мальчиков выявлялось негативное отношение к отцу. Старший во время клинической беседы вспоминал, что отца никогда не было дома, а когда при­ходил, никогда с ним и братом не занимался: «Мне кажется, что он только говорит, что любит, а на самом деле мы для него игрушки». Неохотно вспоминал случаи, когда отец выпивал. Рассказывал, что в состоянии опьянения отец их с братом оби­жал, ругал «ни за что».

Несколько детей (8 человек) изменили свое отношение к отвергаемому родителю после значимой для них психотравми- рующей ситуации, имевшей место в период раздельного про­живания.

Так, проводилась КСППЭ в отношении сестры, 9 лет, и брата, 7 лет. У старшей девочки было выявлено резко отрицательное отношение к отцу, она воспринимала его как угрожающую, агрессивную, опасную фигуру. У мальчика отношение к отцу было конфликтным. Родители детей проживали раздельно уже 6 лет. В период раздельного проживания отношения родителей оставались конфликтными. Так, после очередной ссоры мать обращалась в ОВД с заявлением о том, что бывший супруг, придя к детям, устроил скандал, нанес ей телесные поврежде­ния. Отец, несмотря на возражения матери, регулярно виделся с детьми, забирал их к себе на выходные. При этом отмечалась его большая строгость по отношению к дочери. Дети против общения с отцом не возражали. Со слов девочки, после окон­чания первого класса она несколько дней жила у отца. При клинической беседе об этом периоде вспоминала с неохотой. Рассказывала, что отец ругал ее за то, что она медленно ест, кормил ее насильно большой деревянной ложкой, отчего у нее дважды была рвота. Когда она сказала, что не хочет больше быть с папой, и попросила отвезти ее к матери, отец ее наказал, оставив на несколько часов одну в запертой машине, а сам по­шел с братом на речку. Рассказывала, что боялась, что на нее кто-нибудь нападет, потому что машина стояла рядом с лесом; плакала; звонила по мобильному телефону обоим родителям, просила, чтобы ее забрали. После этого эпизода девочка стала категорически отказываться от общения с отцом. Свое отно­шение к нему характеризовала как резко отрицательное: «он и ругался, и бил, и кормежка…».

отношение ребенка к отдельно проживающему родителю – предыдущая | следующая – формирование негативного отношения

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.