Яндекс.Метрика

3.2. Нейролингвистический аспект афази (продолжение)

С удалением предметов из потенциального поля восприятия индивидов (пространственный фактор) субъективная оценка здоровых испытуемых снижается прямо пропорционально удаленности предмета. Больные с афазией снижают оценку частотности бессистемно. Например, оценивая слова семантического поля флоры и фауны, здоровые испытуемые последовательно снижают оценку от высокой (для встречающихся в городе животных и растений) до низкой (для редких, экзотических объектов). Больные с афазией в своих оценках смешивают сферы встречаемости, причисляй к одинаковой частотности слова, обозначающие городскую} сельскую и экзотическую флору и фауну.

Эти данные абсолютно по-новому рассматривают нарушение лексики при афазии, что дает возможность с другой точки зрения подойти к пониманию афазии и методам ее преодоления. В этом исследовании, что весьма важно, мы экспериментально подошли к вопросу о сохранности или нарушениях хронотопа при афазии.

Таким образом, исследование лексики при афазии показало, что при всех формах афазии слово нарушается как система многомерных связей, распадается и его внутреннее конструктивное единство, единство различных его планов — выражения, звучания и значения. Оно нарушается и как фокус соединения лексических (внеязыковых), грамматических значений и предметной отнесенности, в первую очередь нарушается семантика слова, нарушается слово и как элемент семантического поля. Эти структурные дефекты слова находятся в прямой зависимости от формы афазии, т. е. от первичного механизма ее возникновения. Это и ведет к нарушению различных функций слова — лексических, грамматических и др., и прежде всего к деффектам коммуникативной функции речи.

Опубликованные новые литературные данные о нарушении речи при афазии позволяют уточнить и углубить представления о механизмах возникновения афазии, ее психологической структуре, о ее взаимосвязи с другими психическими процессами, а также о роли образа-представления в формировании и преодолении афазии и т. д. Эти данные обогащают представления о психологии речи, указывая на сложное взаимодействие речи с полимодальным образом, дают основания считать, что слово имеет не только разные способы кодирования — вербальный и образный, — но и что они взаимообусловлены.

Приведенный выше новый экспериментальный материал по исследованию афазии и материал, полученный нами в более поздние годы (1990—2000-е), дал основание говорить о том, что афазия — это не только и не столько нарушение речи, но и языка, а также и ВПФ, взаимосвязанных и взаимообусловленных речью. Это сложное и неоднородное патологическое образование, возникшее на основе компенсации речи. Оно неоднородно и по механизмам возникновения, и по психологическому содержанию. Это многоуровневое по структуре образование и является причиной дезинтеграции всей психической деятельности человека, выступающей в разных формах в зависимости от уровня и топики поражения мозга.

Такое новое понимание афазии требует и новой методологии ее изучения, которая должна подходить к изучению афазии от целого к части с пониманием ее многоуровневого строения.

3.2. Нейролингвистический аспект афази (продолжение) – предыдущая  | следующая –  3.3. Итоги. Общие методические рекомендации

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.