Яндекс.Метрика

Жизнь как дар (продолжение)

– Раньше говорили, что если после посещения доктора больному не стало лучше, то это плохой врач. Сейчас медицина становится все более технологичной. Врачи предпочитают иметь дело с результатами анализов, МРТ, УЗИ, рентгена. Нужно ли пытаться наладить контакт с доктором или надо просто изображать из себя тело, которое лечат?

– К сожалению личность человека, характер, его отношение к болезни выпадает из лечебного процесса и эта тенденция наблюдается не только у нас в стране, она характерна для современной медицины во всём мире. В итоге получается, что идеальный пациент – это тот, который будет лежать, молчать, пока множество аппаратов будут его исследовать, а затем лечить. Врачи же, которые пытаются наладить контакт с человеком, прислушиваются к его жалобам, размышляют, с какими событиями жизни связано ухудшение его здоровья – редкость во всем мире. Но к счастью, и доктор-технократ, и доктор-гуманист в чистом виде встречаются редко. Чаще всего опытный врач всё-же замечает влияние эмоциональных факторов на течение заболевания и поэтому учитывает при диагностике психологические факторы и направляет пациента к клиническому психологу для курирования эмоциональных факторов лечения.

А пациент, по моему глубокому убеждению, должен бороться за свою жизнь. А для этого обязательно надо налаживать контакт с лечащим врачом – получать и осмыслять информацию, интересоваться ходом лечения, предлагать и организовать консультации с психологами и другими специалистами.

– Но ведь тем самым пациент выказывает недоверие к лечащему врачу. Это не обидит его?

– Хороший доктор никогда не откажется от консультации другого специалиста, не откажется от получения дополнительной информации, позволяющей расширить и уточнить картину заболевания. Это поможет ему точнее поставить диагноз, а так же увеличить и свой опыт диагностики, учитывая другую точку зрения. К примеру, в разговоре с пульманологом, который лечит близкого мне человека, я предлагаю показать лечебные документы так же ревматологу, который имеет большой опыт лечения ревматоидного легкого. Хороший врач с интересом отнесется к такому предложению. Пульманолог за 20 лет практики ревматоидное легкое видел два-три раза, а ревматолог наблюдает 50 таких случаев в год. И хороший врач с удовольствием подготовит все документы и будет ждать такой консультации. Но есть и другие доктора. Ради сохранения своей самооценки они будут настаивать на собственном диагнозе и станут отказываться от консультаций других специалистов. Это печально, конечно.

– Как быть в этом случае?

– Прежде всего, надо продемонстрировать доверие лечащему врачу, его точке зрения. Дать понять, что никто не ставит под сомнение его компетентность. Затем пояснить, что просто у вас есть возможность показать лечебные документы, например, в каком-то специализированном научно-исследовательском институте и получить там консультацию специалиста по этому заболеванию. С результатами этой консультации вы вернетесь к лечащему врачу, и он сможет соотнести их со своими. Предложение, сделанное таким образом, вряд ли обидит лечащего врача.

– Некоторые люди не посещают своих заболевших друзей, родственников, потому что не знают, как и о чем с ними говорить. В самом деле, как вести себя, навещая такого человека? Подбадривать: «Да мы еще марафон с тобой будем бегать»? Отвлекать его рассказами, как идет жизнь за стенами его больницы, его дома? Дотошно расспрашивать обо всем, что с ним происходит сейчас?

– Если вы будете его лихо подбадривать или только рассказывать о событиях своей жизни, у человека может сложиться  впечатление, что он вам безразличен. Но и углубляться в расспросы о его переживаниях, вторгаясь в ту сферу его чувств, куда вас не приглашали, тоже не стоит. Самое главное – быть в диалоге, в контакте с заболевшим другом или родственником. Общаться следует так, чтобы у него создалось впечатление: вы слышите, понимаете его, сочувствуете ему. Иногда можно просто обнять страдающего человека, и это будет красноречивее всяких слов. В этом случае ему ничего не навязывают, ничего не выпытывают, а дают ту поддержку, в которой он безусловно нуждается.

С другой стороны, важно, чтобы близкие не «закупоривали» человека в его недуге. Надо обсуждать с ним и свои события, и те дела, что ждут его после больницы. Ничто так не помогает человеку преодолевать трудности и недуги, чем сознание, что ему есть для чего и для кого жить.

Выдающийся психолог Виктор Франкл, бывший узником концлагеря, писал, что люди, измученные голодом, непосильной работой и постоянным страхом, иногда говорили: «Мне больше нечего ждать от жизни». И надо было произвести колоссальный переворот в их сознании, чтобы они поняли: что жизнь ожидает их. Каждого из нас ждет кто-то или что-то – дело или человек. А тот, кто знает, ради чего жить, выдержит любое как жить.

Психологическая диагностика и лечение. Запись.