Яндекс.Метрика

Развитие моторного поведения (зрительно контролируемое дотягивание)

Подобные догадки можно строить до бесконечности. Го­раздо полезнее рассмотреть, что происходит когда дотяги­вание начинает осуществляться под зрительным контро­лем. Когда ребенок достигнет этой стадии, он способен кор­ректировать свои дотягивания по ходу их выполнения. В эксперименте Аронсона и Дункельда с использованием зрительной иллюзии локализации ясно видно, что рука меняет направление движения и останавливается только на предмете. Это мы и называем зрительно контролируе­мым дотягиванием. Младенцы меньшего возраста, напро­тив, продолжают тянуться в неправильном направлении, делая исправления лишь между отдельными дотягивания­ми, а не в процессе дотягивания. Мы это называем зритель­но инициированным дотягиванием. В процессе развития оно предшествует зрительно контролируемому дотягиванию. Означает ли это, что оно заменяется зрительно контроли­руемым дотягиванием? Теряет ли ребенок способность тя­нуться к предмету без непрерывного зрительного контро­ля? Обязателен ли у старших младенцев зрительный конт­роль для успешного дотягивания или же он доступен им по мере надобности? Есть доказательство того, что зри­тельный контроль не является необходимым.

Если детям в возрасте около 26 недель показать пред­мет, а затем погасить свет, то они в полной темноте дотя­нутся до него и схватят, проделав все это с высокой точ­ностью. Это было бы невозможно, если бы дотягивание на этой стадии требовало зрительного контроля (Бауэр и Вишарт, 1972). Итак, зрительный контроль применяется ребенком, но он не является необходимым. Каким же обра­зом слежение взглядом за движениями руки делает возмож­ным зрительный контроль за дотягиванием? Я не склонен считать, что оно может выполнить эту функцию. Зритель­ный контроль требует от ребенка внимания, одновре­менно направленного на предмет и на руку. Гораздо труднее распределять внимание между двумя предметами, не­жели уделять его одному. Изменения, необходимые для достижения двойного внимания,— это именно те измене­ния, которые возникают в результате увеличения способ­ности переработки информации (см. гл. V). Единственная функция наблюдения за рукой могла бы состоять в том, чтобы познакомить ребенка с его «видимой» рукой: это должно было бы свести к минимуму резервы внимания, не­обходимые для регистрации руки. Безусловно, вид руки во время дотягивания первоначально действует на этот процесс разрушительно. Ребенок переводит взгляд с предмета на руку; это прерывает процесс дотягивания, ко­торый останавливается до тех пор, пока ребенок глядит на руку. Возможно, что ребенку через некоторое время на­доедает смотреть на руку, он вновь обращает внимание на предмет и дотягивание начинается опять.

Согласно этой точке зрения, наблюдение за рукой воз­никает в результате развития внимания, которое позволя­ет ребенку заметить руку, когда она тянется к предмету. Это явление исчезает, как только внимательность ребенка возрастает настолько, что он может одновременно регист­рировать руку и предмет. В этом случае наблюдение за рукой — это эпифеномен, случайное следствие других процессов, а не прямой предшественник последующих форм поведения. Можно искусственно воспрепятствовать его появлению, если расположить предметы таким обра­зом, чтобы затруднить обращение внимания на руку, но это никак не задержит появление зрительно контролиру­емого дотягивания.

До сих пор мы имели следующую модель дотягивания: развитие поведения основывается на процессах созрева­ния, вызывающих увеличение объема внимания, а также на тех простых эффектах научения, которые, как известно, возможны у младенцев. Рост внимательности, прекращении зрительно инициируемого схватывания и подкрепление схватывания в ответ на прикосновение к предмету — все­го этого вполне достаточно для объяснения данного этапа развития при условии, что имеется перцептивная настройка, описанная в предыдущих главах.

Необъявленным осталось одно явление: зрительное сле­жение за рукой у слепого младенца. Если это явление вто­ричное, то почему оно вообще наблюдается у слепого ре­бенка? Этот вопрос нельзя решать в отрыве от всей пробле­мы развития дотягивания у слепых детей. Этот этап разви­тия описан в целой серии работ (Фрейберг, 1968; Фрейберг и Фридман, 1964; Фрейберг, Сигал и Гибсон, 1966), которые обнаруживают редкое сочетание симпатии к своим пациен­там с систематическими экспериментами. Развитие дотя­гивания у слепых представляет не только академический интерес. Многим слепым детям совсем не удается развить у себя эту способность, по свидетельству Фрейберга и Фридмана.

«Ребенку может быть два, пять, девять и даже три­надцать лет, а картина существенно не меняется. Как правило, ребенок с расстройством зрения часами нахо­дится в кровати или кресле либо лежит на полу, пы­таясь ухватить ртом какой-нибудь предмет. Игрушки или другие предметы интересуют его постольку, по­скольку они приятны для рта. Началом контакта с людьми очень часто служит кусание или примитивное хватание и царапание. Для этих детей рот остается глав­ным органом восприятия. Новые предметы берутся в рот и лишь в некоторых случаях исследуются руками.

зритель­ный контроль – предыдущая | следующая – зву­чащий предмет

Психическое развитие младенца. Содержание.