76. Психофизиологические корреляты бессознательных процессов во время сна (запоминание сновидений)

В отличие от “медленного” сна, нейрофизиологическая организация которого является во многом полярной по отношению к бодрствованию, функциональное состояние мозга в фазе “быстрого” сна ближе, по многим нейрофизиологическим параметрам к состоянию бодрствования. Очень важным в этом отношении является активация структур лимбической системы, обеспечивающих эмоциональные и мнестические процессы. Удачным представляется определение Шнайдером “быстрого” сна как “бодрствования, направленного внутрь”. Можно предполагать, что относительная легкость осознания и запоминания сновидной продукции “быстрого” сна обеспечивается возможностью быстрого перехода мозга к состоянию бодрствования. Эмоциональные реакции типа “как жаль, что это только сон” или “слава богу, – это только сон” скорее всего связаны кратковременным пробуждением, не всегда осознаваемым.

Еще одним фактором, влияющим на осознание сновидений, может быть степень их визуализации. Эта особенность, как уже отмечалось, формирует одно из важных качеств психической активности в “быстром” сне. Само понятие “сновидение” (адекватность русского эквивалента которого подчеркивал, в частности, один из исследователей, открывших феномен “быстрого” сна, Азеринский) подчеркивает ведущую сенсорную модальность легче всего осознаваемого и запоминаемого материала психической активности во время сна. Роль этого фактора может определяться значением визуальности информации для ее усвоения в состоянии бодрствования. (Именно этот смысл вкладывается в поговорку “лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать”). Следует отметить, что значение степени визуализированности психической активности во время сна может определяться индивидуальными особенностями организации психической деятельности субъекта – наклонностью к большей или меньшей образности представлений или, напротив, к их абстрактности, вербализованности и т. д.

При обсуждении проблемы визуальности сновидений естественно возникает вопрос о символике. Подчеркивая ее несомненное значение и соглашаясь с трактовкой данного вопроса Ф. В. Бассиным, можно отметить, что при наличии символов, общих для отдельных групп населения, определяемых социальными, экологическими, религиозными, этническими факторами, могут существовать и символы, лишь индивидуально значимые, формирующиеся на базе конституционных и приобретаемых личностных особенностей. Подобные символы могут выражать особое значение для конкретного субъекта того или иного образа, события, качества, даже цвета. Зависимость эмоциональной оценки цвета от особенностей личности была показана, в частности, в нашей лаборатории на модели неврозов (И. В. Родштат). Все это, однако, обусловливает значительные методические трудности в оценке значимости сновиденческой активности субъекта при исследовании конкретных психофизиологических соотношений во время сна. Коген в обзоре (1974), посвященном анализу факторов, влияющих на запоминание сновидений, подчеркивает позитивную связь яркости сновидений и выраженности сопровождающих их физиологических сдвигов и отрицательное влияние на воспоминание феноменов интерференции. Не подтвердилось, по данным этого автора, значение фактора репрессии в механизме забывания сновидений.

Важным является также вопрос, чем обусловлено запоминание не всех сновидений и далеко не всеми людьми при наличии, как будто, общих для всех физиологических предпосылок подобной мнестической деятельности. Ответом может быть только подчеркивание роли психологической значимости сновидений и наличие или отсутствие осознанной или бессознательной установки на их запоминание. Можно думать, что содержание сновидений и их оценка, формируемые на уровне бессознательных процессов, при их достаточно высокой индивидуальной психологической значимости формируют сдвиги нейрофизиологического, гуморального и вегетативного порядка, вызывающие пробуждение субъекта. Иначе трудно себе представить смысл осознания бессознательной психической деятельности во сне при невозможности адекватной трактовки субъектом символики сновидения.

В исследованиях психофизиологических соотношений во время сна большое внимание уделяется “периферическим” по отношению к мозгу феноменам – глазодвигательной активности, вегетативным показателям.

Первоначальные выводы о наличии жесткой связи между содержанием сновидений и характером быстрых движений глаз (частота, направление) в “быстром” сне были затем поколеблены более корректными в методическом отношении работами. Показано, что если и существует такая связь, то она далеко не постоянная. Есть основание говорить о положительной связи между выраженностью сновиденческой активности и количественными параметрами глазодвигательной активности. В исследованиях, проведенных в нашей лаборатории, была отмечена положительная связь между количеством и частотой быстрых движений глаз и яркостью, эмоциональностью сновидений при утренних отчетах. При нарколепсии, для которой характерны яркие образные, нередко устрашающие сновидения, выявлена значительная интенсификация выраженности этого фазического компонента “быстрого” сна. Напротив, при инсомниях невротической природы, для которых типичны бледные, скудные отчеты о сновидениях при утреннем пробуждении, показатели частоты и общего числа быстрого движения глаз также были пониженными. Сходные данные были получены нами и другими авторами (см. обзор Когена, 1974) и при некоторых формах органической патологии мозга (опухоли, эпилепсия и др.).

Механизм этой связи недостаточно понятен. Обсуждаются, в частности, прямые взаимовлияния психической активности и быстрых движений глаз с доминированием первого фактора над вторым. Но, как уже указывалось, такая связь при детальном исследовании не выглядит достоверной. Вполне вероятной представляется связь обсуждаемых феноменов через общий для них третий фактор, принимающий участие в их реализации. Им может быть функциональная активность мозговой системы “быстрого” сна в целом или только его фазических компонентов с лежащими в их основе нейрофизиологическими и нейрохимическими процессами. Примером нейрофизиологических процессов, функционально объединяющих кору мозга и активность глазодвигательного аппарата, являются понто-геникуло-окципитальные разряды, выраженность которых может служить одним из показателей активности системы “быстрого” сна.

 

во время сна – предыдущая | следующая – психо-вегетативные соотношения

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым