Яндекс.Метрика

Заключение

Заключение

Учитывая амбивалентное отношение пациентов с пато­логическим нарциссизмом к психологической помощи, их склонность к преждевременному прерыванию психотерапии, следует применять особые психотерапевтические тактики, не конфронтирующие с манипулятивными усилиями Гран­диозного Я по утверждению своего всемогущества над Дру­гим. На начальных этапах психотерапии выглядит вполне обоснованным использование, в сочетании друг с другом, и традиционных приемов психодинамически-ориентированной психотерапии (в первую очередь, «контейниирования» и «отзеркаливания»), и технологических наработок коммуни­кативных теорий, нацеленных на достижение согласия, и способов исследования «пространства фантазий», предла­гаемых гештальттерапией и некоторыми другими направле­ниями гуманистической психологии. При этом ведущая роль отводится тактикам психотерапевтического общения, раз­рабатываемым в русле психодинамически-ориентированного направления, а объединяющую и интегрирующую функцию по отношению к частным психотерапевтическим действи­ям выполняют убеждения в неповторимой уникальности существования человеческой личности и целительности встречи Я—Ты, свойственные экзистенциально-гуманистической психотерапии. Важно, чтобы здоровый практицизм собирания всего эффективного опирался на дифференци­рованные представления об особенностях Грандиозного Я. На начальных этапах психотерапии пациентов с патологи­ческим нарциссизмом наиболее адекватными становятся тактики психотерапевтического общения, принимающие в расчет специфику форм и функций Грандиозного Я в каж­дом из случаев. Гибкое, индивидуализированное применение психотерапевтических тактик в соответствии с основными формами Грандиозного Я (Богоподобно-Грандиозное Я, Агрессивно-Грандиозное Я. Альтруистически-Грандиозное Я и Необыкновенно-Грандиозное Я) и реализуемыми им функциями (отторжения, разрушения, поддержки, внуше­ния восхищения) позволяет существенно повысить эффек­тивность психотерапии пациентов с тяжелой личностной патологией, наиболее резистентных к любому виду лечения. Благодаря переживанию большей безопасности, стабильно­сти и свободы, пациент постепенно становится способным поддерживать отношения все более глубокого контакта с психотерапевтом как условно-значимым Другим «здесь-и-теперь». Опыт таких отношений является необходимым ус­ловием устойчивых структурных изменений, ведущих к ин­теграции расщепленных, частичных образов Я в единый це­лостный образ.

Свое особое место среди тактик психотерапевтического общения занимают эмерджентные тактики взаимодействия с пациентом, провоцирующим насилие. Прояснение дест­руктивного риска, присущего привычным формам манипулятивного обращения пациента с Другим, является пер­воочередной задачей психотерапевта, его прямой обязан­ностью.

При проведении психотерапии пациентов с расщеплен­ным образом Я от психотерапевта требуется повышенное внимание к контрпереносным чувствам. По механизму проек­тивной идентификации пациент «вкладывает» в психотера­певта неприемлемую часть Я, «сохранность» которой впря­мую зависит от способности психотерапевта к контролю болезненных переживаний, таких, как отвергнутость, тре­вога, печаль, растерянность, зависть, унижение, стыд, страх и другие. Однако самоконтроль психотерапевта, в противо­вес свойственному пациенту отреагированию вовне, не дол­жен перерастать в сверхконтроль, затрудняющий непосредст­венное выражение чувств, необходимое для формирования отношений контакта. Выражая живой интерес к личности пациента, восхищение его уникальностью, благодарность за попытки заботы, пусть и не совсем альтруистические, психотерапевт утверждает само существование Я пациента, находящееся под угрозой разрушения. Поскольку в психо­терапевтическом общении с пациентами с патологическим нарциссизмом принцип опоры на контрпереносные чувства является одним из ведущих, то прохождение психотерапев­том супервизии становится решающим условием повыше­ния его профессионализма.

Психотерапевтическое общение – предыдущая | следующая – Литература

Психология нарциссизма. Содержание