Яндекс.Метрика

II. Гностические процессы (продолжение)

Забывание

Забывание, как это ни звучит парадоксально, является важным условием запоминания. Оно имеет боьшую биологическую ценность и физиологи­чески обусловлено угасанием условных связей, которые уже ничего не сигнализируют организму и тем самым утрачивают свое значение. В сущности речь идет об «атрофии» от бездействия.

Значение забывания заключается также и в том, что оно не загружа­ет центральную нервную систему и освобождает место для новых свя­зей.

Результатом многочисленных экспериментальных тестов забывания является в первую очередь известная кривая забывания Эббингауза. Бы­ло установлено, что, если снова заучивать ряд бессмысленных слогов, которые уже однажды были выучены и забыты, мы сэкономим через определенные промежутки времени как время, так и количество повто­рений, если будем этот ряд заучивать снова:

Интервалы времени в часах (днях) 1/3 – 1 – 8, 8 – 24 – 6 дней – 31 день

Экономия в % первоначального времени: 58,2 – 44,2 – 35 8 – 33 7 – 25,4-21,1

Через 20 минут мы забываем примерно 42 %, через час – 50 %, через 6 дней примерно 75 %, а через месяц примерно 4/5 запоминаемых бес­смысленных слогов (рис. 21)

От забывания необходимо отличать вытеснение из памяти (оттесне­ние в подсознательную область), которое так же, как и ошибочные действия (оговорки, описки), психоанализ расценивает как какое-то до­казательство комплексов. Сознательное «Я» осуществляет цензуру и от­тесняет в область подсознания в первую очередь сексуальные желания.

Но эту ригидную точку зрения пансексуализма побеждает сама эм­пирия. Когда, например, Пьер в «В,- Пне и мире» не слышит залпа кара­тельного отряда, под пулями которого только что пал его предшествен­ник, то это «вытеснение» (конечно, ни в коем случае не «либидинозное») произвело переживание чрезмерной интенсивности (ожидание смерти).

Несомненно, может также произойти и вытеснение в результате се­ксуальной травматнзации, хотя и гораздо реже. За десять лег практики мы нашли только один единственный случай, который мог бы служить
в качестве иллюстрации вытеснения чрезвычайно сильного импульса се­ксуального характера: 19-летняя больная страдала приступами, появля­ющимися всегда перед менструацией, во время которых она врывалась в ванную, начинала исступленно мыться, после чего с криком впадала в бессознательное состояние. Причина была психогенной: на спящую и ничего не предполагавшую девушку напал ее жених, о присутствии ко­торого в соседней комнате она вообще не подозревала, и попытался ее изнасиловать. Девушка спаслась от насильника и бросилась в ванную отмыться. Там с ней случился первый припадок (у нее была менстру­ация). Травматизация имела такую силу, что девушка впоследствии «за­была» о решающем переживании. Она вышла замуж за своего жениха, но чувствовала к нему глубокое отвращение, а когда она после свадьбы приехала со своим мужем в тот город, где он работал, ей показалось, что трубы фабрики качаются, причем у нее появилось ощущение тошно­ты, дурноты и т. д.

При психотерапии, сопровождающейся возрастающим возбуждени­ем по мере приближения объяснения истинной причины приступа, она с возгласом «уже знаю! уже знаю» вспомнила все в тот момент, когда бежала в ванную при приближении привычного приступа. Приступ в этот раз не развился и в дальнейшем они исчезли.

Следовательно, в данном случае речь шла, как и в романе Л. Н. Тол­стого при эпизоде с Пьером, о переживании супрамаксимальной интен­сивности, непереносимом для центральной нервной системы, с последу­ющим защитным подавлением.

 

лабиринтный метод учения – предыдущая | следующая – запоминание