Яндекс.Метрика

Глава 7. Соматонозогнозии при хирургических заболеваниях (продолжение)

Психология хирургических больных с заболева­ниями органов грудной и брюшной полостей заметно отличается от психологии больных с травмами. Это отличие обусловлено витальной значимостью полостных органов, более трудной диагностикой, невозмож­ностью визуального исследования пострадавших органов, необходимостью широкого применения лабо­раторных и инструментальных методов диагностики. Последние часто сопровождаются отчетливыми боле­выми ощущениями. Особенно сложные инструменталь­ные исследования в последние годы используются в кардиохирургии.

У больных с митральным стенозом, стационироанных для операции на сердце, наряду с часто встречающейся сниженностью настроения, тревогой [Priest, Zaks, Yacorynsky, 1957] возможны гиперкомпенсатор­ные реакции по типу эйфории, маскирующей страх смерти [Reiser, Bakst, 1959]. В первом случае речь, очевидно, идет о гиперсоматонозогнозиях, а во вто­ром — диссоматонозогнозиях. К согласию на операцию в одних случаях приводила безрезультатность лекарст­венного лечения, дающего лишь временное улучшение, в других — к этому решению приводило возникновение симптомов, носящих угрожающий жизни характер — приступы тяжелой одышки, мерцательной аритмии, страх смерти [Морозов В. И., 1972]. На этой основе выделяются типы отношения к предстоящей операции: а) сверхценное отношение, при котором страх отодви­гается на второй план, а операция рассматривается как единственный способ выздоровления; б) домини­рование логической необходимости операции, вначале отказ от операции, затем амбивалентное отношение при появлении инвалидизирующих признаков, возник­новение представлений о безнадежности своего состоя­ния и неизбежности операции; в) амбивалентный ва­риант отношения к предстоящей операции с длительным периодом борьбы мотивов [Морозов В. И., Кокушкин В. Н., 1976].

Неоднородность типов соматонозогнозий, разнообразие форм отношения к предстоящей операции объясняются не только самим заболеванием, тяжестью патологического процесса, но и своеобразием личностных особенностей. Так, псевдоэйфорический тип реакции характеризующийся нестойкостью, колебаниями отношения в зависимости от ситуационно-психогенных элементов, является одним из видов защитно-приспособительных реакций личности гиперкомпенсаторного характера. За беспечностью, внешней веселостью обычно скрываются тревога, внутреннее напряжение. Этот тип реакции наблюдается преимущественно у больных с меньшей тяжестью состояния и не столь далеко зашедшими органическими изменениями сердца. Легкие тревожные опасения за исход операции, связанные с пониманием ее серьезности и возможности различных осложнений, наблюдаются у многих больных. Повышенная склонность к возникновению страха и тревоги отмечается у больных с тревожно-мнительными чертами личности. Возможны кратковременные истерические реакции преимущественно у лиц с психопатическими чертами характера. Страх за исход операции встречается редко и обычно не достигает значительной выраженности [Ковалев В.В., 1974]. Этот же автор дает довольно подробную психологическую характеристику больных и в послеоперационном периоде. В первые два-три дня после операции типичны безучастность к окружающему, в меньшей степени к себе, своему состоянию;  соматические жалобы аморфны, отрывочны, незавершенны. В последующие две недели на фоне повышенной активности, приходящей на смену аспонтанности, нарастает число жалоб с элементами тревожного беспокойства, наклонностью к фиксации внимания на соматических ощущениях. В последующем эти явления несколько сглаживаются, довольно отчетливо выступает соматогенная астения. Изложенное своеобразие изменений психической сферы в послеоперацоинном периоде указывает на широкий диапазон личностного реагирования больных (нормо-, гиперсоматонозогнозии а также патологические формы).

У больных с хронической атриовентрикулярной блокадой, которым производилось вживление электростимуляторов, в предоперационном периоде прослеживается чувство неполноценности, неуверенности в эффективности оперативного вмешательства, страх перед операцией. Особенно отчетливо эти проявления вы­ступают у лиц с тревожно-мнительными чертами. После операции у таких больных иногда может ожи­вать ощущение собственной неполноценности, появле­ние различного рода фобий, опасений осложнения, страх повторения приступов — «что будет, если испор­тится электростимулятор» [Пуркас А. С., Бредикас Ю. И., 1968].

В случаях когда показано аортокоронарное шунтирование, решение о согласии на операцию иногда принимается после этапа психологической декомпенса­ции с явлениями легкой тревожности или же сниженности настроения. Значительно реже прослеживается амбивалентное отношение к операции с последующим согласием на нее и лишь в единичных случаях больные отказываются на почве страха как перед самой опера­цией, так и ее исходом. В послеоперационном периоде (со второго дня) по исчезновении явлений благодушия, сниженной критики своего состояния на фоне оглушенности нарастают явления астении со сниженным наст­роением («операция не облегчила страдания, не привела к выздоровлению»), чрезмерной фиксацией внимания на соматических ощущениях. Спустя примерно 10—15 дней после операции формируется адекватная оценка результатов операции, хотя в некоторых случаях и наблюдается непродолжительное время благодуш­ное настроение с оттенком эйфории, недостаточной критичностью — «эйфория реконвалесцентов» [Урсова Л. Г., Яковлева Л. А., 1977].

Таким образом, хотя структура соматонозогнозий кардиохирургических больных в предоперационном и послеоперационном периодах, как это можно было видеть, имеет определенные различия, однако во всех случаях личностные реакции больных не выходят за пределы адекватного реагирования. В зависимости от тяжести, продолжительности заболевания, от личност­ных особенностей возможны и патологические формы отношения к болезни в виде депрессивного, истериче­ского, ипохондрического, фобического и анозогнозического вариантов.

ожоговая травма – предыдущая | следующая – заболевания органов брюшной полости

Квасенко А. В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание