Яндекс.Метрика

Межполушарная асимметрия и адаптация (продолжение)

Эксперимент строился так. В левое поле зрения испытуемому с расщепленным мозгом показывали красный или синий свет в случайном порядке и требовали назвать увиденный цвет. Таким образом, «видело» цвет только правое полушарие, а ответ нужно было дать словесный, значит, ответ ожидался от левого полушария, которое ничего не видело. Вначале испытуемый ошибался, но, к удивлению экспериментаторов, быстро поправлял себя и давал правильный ответ. Анализ показал следующее. Когда испытуемый давал ошибочный ответ, правое полушарие «слышало» ответ левого и сравнивало его с увиденным цветом. Убедившись в несоответствии ответа, «немое», не владеющее речью правое полушарие реагировало единственным доступным ему способом: оно заставляло испытуемого энергично качать головой из стороны в сторону, показывая тем самым, что цвет определен неверно. Левое полушарие, обнаружив тем самым протест правого, немедленно исправляло ошибку.

Так мозг пытался преодолеть возникавшую после операции трудность, когда левая рука в буквальном смысле слова не знала, что делает правая. Иногда между полушариями возникали даже открытые конфликты. Так, одному из испытуемых вскоре после операции нужно было идти па очередное психологическое обследование, и он подтвердил свою готовность явиться в лабораторию. Однако, когда он начал готовиться к тому, чтобы идти на исследование, он столкнулся с неожиданными трудностями: в то время как он одевался с помощью правой руки, его левая рука расстегивала пуговицы и пыталась снять все, что он успел надеть. Было похоже, что правое полушарие не разделяет сознательной готовности субъекта участвовать в исследовании и, будучи не в состоянии сформулировать свой протест в словах, выражает его в поступках. Испытуемый был вынужден вступить в борьбу с левой рукой и насильственно принудить ее к подчинению.

Психологи, работающие с этими испытуемыми, описывают фантастические картины, когда левая рука упорно вмешивается в выполнение задания, адресованного к правой руке, и «раздраженная» правая рука бесцеремонно запихивает левую в карман, «чтобы не мешалась». Известен также случай, когда больной вскоре после операции рассечения мозолистого тела обнаружил, что в то время как правой рукой он обнимает свою жену (к которой, по его словам, был очень привязан), его левая рука пытается жену оттолкнуть. Запомним эти примеры: в них наглядно проявляется конфликт между осознанными и бессознательными установками поведения, мы вернемся к этому вопросу при обсуждении роли межполушарной асимметрии в механизмах психологической защиты.

Описанные исследования открыли новый подход к проблеме распределения функций в мозге. То, что левое полушарие отвечает за функцию речи и письма, было известно уже более 100 лет назад. Повреждение левого полушария опухолью или инсультом закономерно приводило к нарушению устной и письменной речи. При повреждении правого полушария не выявлялось ничего похожего, и оно стало считаться у невропатологов «немым» не только потому, что не связано с функцией речи, но и потому, что якобы не проявляет себя никакой другой определенной психической функцией.

Правда, даже в тот период считать правое полушарие «немым» можно было лишь с большой натяжкой. Неврологи хорошо знали, что повреждение правого полушария нередко приводит к нарушению ориентации в пространстве: человек теряет способность определять свое местоположение, не может отыскать путь на хорошо знакомой местности и на условном пространстве карты, не в состоянии понять, где юг, а где восток. Нарушается также представление о «географии» собственного тела: больной неправильно определяет расположение своих рук и ног, не отдает себе отчета в том, что левая рука и нога парализованы, плохо справляется даже здоровой рукой с элементарными задачами – не может зажечь спичку, застегнуть пуговицу и т. п.

Кроме того, довольно часто утрачивается способность воспроизводить ритм, и особенно мелодию, воспринимать (а у композиторов – также и сочинять) музыку. Поэт с опухолью правого полушария разучился писать стихи. У математиков и шахматистов иногда утрачивалась способность к нахождению нетривиальных решений задач, хотя способность к формальному анализу шахматной позиции или условия задачи сохранялись. В то же время при повреждении левого полушария, несмотря на утрату речи, все эти функции сохранялись и порой даже усиливались.

История открытия мозолистого тела (при изучении эпилепсии) – предыдущая | следующая – Исследования функций полушарий головного мозга
Поисковая активность и адаптация. Содержание