canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Взаимоотношения подростков с родителями. Типы взаимоотношений.

Хронически больной ребенок в семье (продолжение)

При исследовании самооценки выяснилось, что крайне важно, есть ли совпадение самооценки подростка с оценкой его родителем и, если есть, то по какому радикалу это совпадение идет. Проанализировав случаи совпадения и расхождения оценок, можно прийти к следующим выводам. Оценка себя и оценка подростка родителем могут расходиться и могут быть похожи, но похожи по-разному. В том случае, когда они очень сходны, но при этом у подростка имеется самостоятельность в обосновании своих оценок, можно говорить о хороших взаимоотношениях в семье, о наличии контакта с родителями, о нормальной социальной адаптации. Если же они совпадают, но подросток просто повторяет характеристики себя с точки зрения родителей, то можно говорить лишь о доминировании родителя, реализации симбиотического или симбиотически-авторитарного типов родительского отношения и о том, что у подростка не сформировано собственное представление о себе, он во всем следует за родителями.

Реализация такого типа взаимоотношений, если мы имеем дело с подростком, в силу возрастных особенностей необходимо ведет к социальной дезадаптации, инфантилизации, а в наиболее тяжелых случаях может привести к возникновению аномалий психического развития. Если оценки вообще расходятся, то это также является плохим признаком — обычно такой результат свидетельствует о закрытости подростка, недостатке контакта с родителями. Представляется, что последний вариант все равно более благоприятен для самого подростка, чем реализация и закрепление симбиотической связи с родителями.

Нужно отметить тот факт, что именно по параметру реализации симбиотической связи родителей с ребенком мы получили наибольшее различие между основной и контрольной группами испытуемых, что позволяет говорить об особой значимости этого параметра. В контрольной группе мы ни разу не столкнулись с реализацией такого типа взаимодействия: встречались только варианты несовпадения оценок или совпадения (примерного — профилей оценок) при отстаивании подростком своей собственной точки зрения на то, почему он себя оценил именно таким образом (эти варианты встречались приблизительно с одинаковой частотой). В основной группе — в 50% случаев (в обеих группах) имел место вариант совпадения не только профилей самооценки и оценки родителя, но и совпадений для таких оценок.

В основе такой зависимости, по-видимому, лежат следующие факторы. В 60% случаев при исследовании основной группы испытуемых шкала “счастье” служила проекцией шкалы “здоровье” и у подростков, и у родителей (причем, характерно, что там, где родители не связывают эти понятия, не проецируют одно на другое, там не делает этого и подросток). В контрольной группе в 10% случаев шкалы “здоровье” и “счастье” были связаны у подростков. Представляется, что связь обнаруженная в основной группе испытуемых, может свидетельствовать о фиксированности родителей и подростков на болезни, операции, о включении болезни и операции в социальную ситуацию развития подростка в качестве одного из центральных звеньев. В том же случае, когда шкала “здоровье” у подростка была более изолированной, а показатели по шкалам “счастье” и “общительность” определялись его собственными интересами, проблемами, мы имели дело с “отвязыванием” подростка от болезни и, следовательно с наиболее оптимальной социальной адаптацией.

Обычно в наличии связи между шкалами “здоровье” и остальными виноваты родители: для ребенка, подростка, она устанавливается опосредованно и в случае ее фиксации мы обычно сталкиваемся с “уходом в болезнь”, когда собственно болезни уже нет, врожденный порок сердца ликвидирован. Причем, поскольку от узнавания о своей болезни ребенку, подростку, уйти не удается, то чем больше осознан, “проработан” факт болезни и операции, тем больше стремится подросток к различным формам компенсации, что может обеспечить наилучшую социальную адаптацию. Когда же ситуация “у меня был порок, поэтому я болен, поэтому я не как все, а слабее, менее счастлив и т.п.” воспринимается подростком как данность и поощряется родителями, ни о какой социальной адаптации говорить нельзя.

Еще одним элементом диагностической схемы, направленной на исследование внутрисемейных отношений, стало совместное выполнение методики “куб Линка”. При выполнении данной методики достаточно четко в экспериментальной ситуации моделировались взаимоотношения подростка и родителя. (см. таблицу 15).

Таблица 15

Распределение типов взаимодействия между родителями и подростками при совместном выполнении методики “куб Линка”

Инициатива полностью принадлежит родителю (доминирование) Потакание Отказ родителя от активности Неорганизованнаядеятельность Сотрудничество
11-13 лет осн. группа 56% 11% 11% 22%
контр. группа 10% 10% 80%
14-16 лет осн. группа 53% 10% 16% 5% 16%
контр. группа 30% 70%

В качестве критерия нормальной социальной адаптации подростка, контакта в семье, неискаженного типа воспитания оказалось возможным принять наличие или отсутствие сотрудничества. При этом сотрудничество понимается как равномерное оказание помощи друг другу, переход инициативы от подростка к родителю и наоборот, когда это необходимо, целенаправленное, успешное выполнение задания. В нашем иследовании в основной группе испытуемых такой вариант взаимодействия наблюдался в 22% случаев в младшей возрастной подгруппе и в 16% случаев — в старшей и сочетался с социальной адаптированностью подростка и с оптимальным типом семейного воспитания. Во всех же остальных случаях наблюдались гиперопека, доминирование, потакание, что коррелирует с нарушениями социальной адаптации, ситуации в семье и в случае акцентуации того или иного типа взаимодействия может вести к искажению формирования личности подростка.

При этом наиболее вредными и, по всей видимости, соответствующими симбиотическому и симбиотически-авторитарному типу родительского отношения, являются взаимодействия типа “потакание”, “доминирование”, которые в основной группе встретились в сумме в 67% случаев в младшей подгруппе и в 63% случаев — в старшей, а в контрольной группе — только 10% случаев в младшей подгруппе. В контрольной группе реализовывались, в основном, взаимодействия типа “неорганизованная деятельность” или “сотрудничество”.

Методики “Самооценка” и “Куб Линка” – предыдущая | следующая – Воспитательный стиль

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при детско-родительских проблемах

Яндекс.Метрика