Яндекс.Метрика

III. Больной и медицинская среда (продолжение)

Более сложные формы трудовой терапии, естественно, найдут себе место скорее в учреждениях санаторного типа, где больные находятся в течение более длительного периода. Здесь имеется и больше возможно­стей оборудовать мастерские, помещения для занятий художественной и культурной деятельностью.

Трудовая терапия должна назначаться как с учетом болезни, так и с учетом интересов и способностей пациента. Назначая трудовую тера­пию, как и другие виды лечения, врач должен следить за ее выполнени­ем. Включение больного в трудотерапию и реакция его при этом помо­гает ориентироваться в личности больного, определить его отношение к работе, коллективу, а тем самым облегчает врачу решение вопроса о его трудоспособности. Персонал отделения должен следить за тем, чтобы трудовая терапия не нарушала существенным образом и надолго распорядок дня в отделении.

В руководстве трудовой терапией, в разработке показаний и инди­видуального психического подхода к трудовой терапии наряду с меди­цинскими работниками-специалистами в области реабилитации прини­мают участие также психологи. При составлении штатного расписания необходимо учитывать потребность в психологах для вышеуказанных целей и устанавливать штатные должности психологов в тех медицинс­ких учреждениях, где они до сих пор не работали; это будет способство­вать развитию трудотерапии как одного из важных методов медицинс­кой помощи.

Сообщение результатов исследований. Хотя для некоторых боль­ных и при некоторых заболеваниях было бы лучше, чтобы сами больные не знали диагноза, а только получили сведения о том, какой режим они должны соблюдать и как вести себя, чтобы способствовать излечению, с психологической точки зрения нужно иметь в виду, что больного инте­ресует прежде всего сущность заболевания и его прогноз. Если больному ничего не сказать о его заболевании, он сам будет стремиться узнать ди­агноз, использует врачебную справку, которую попытается объяснить сам или с помощью других, например, студентов-медиков, которые все­гда рады продемонстрировать свои только что приобретенные знания; таким образом иногда искажается содержание справки и значение признаков, возникает неправильное мнение о прогнозе и утрачивается доаерие к лечению.

Приводим пример.

Больной неврозом страдал болями в правом плече, иррадиирующими в правый мизинец. Он консультировался у студента-медика, который определил, что боли являются признаком грудной жабы, не учтя при этом, что боли отмечаются на другой половине тела. Примечание: сердце у больного находилось в нормальном положении, т. е. с левой стороны. Но больной после этого больше года испытывал страх смерти.

Сообщение сведений о болезни относится к элементарным вопро­сам медицинской психологии и требует чрезвычайно индивидуального подхода. Эти сведения должен давать только врач, а не другие медицинские работники. Врач должен быть готов к тому, что нередко ему придется ослаблять угрожающий оттенок некоторых всем известных диагнозов («токсические диагнозы»). Термин «инфаркт», например, носит травми­рующий характер. Если бы врач мог предполагать, что больной не узна­ет этого диагноза, он мог бы сообщить больному, что речь идет о вре­менном поражении сердечной мышцы, требующем на некоторое время полного покоя. Слово «инфаркт» он мог бы вообще не употреблять, хотя бы потому, что это иностранный термин, который больному ничего не говорит о сущности данного заболевания, а лишь наводит страх смерти. Однако в настоящее время ни врач, ни больной не могут избежать этого слова и врач вынужден попытаться перестроить его содержание в сознании больного, убедив его, что от инфаркта в большинстве стучаев не умирают. При этом он должен дифференцировать, имеет он дело с мнительным больным, нуждающимся в таком смягченном объяснении, или с больным, небрежно относящимся к своему здоровью, которому следует подчеркнуть опасность заболевания. Объяснение врача должно быть проведено в форме, доступной пониманию больного с учетом его знаний и интеллигентности. Даже о совершенно банальном заболевании больному необходимо сказать хотя бы несколько слов, потому что молчание врача он мог бы истолковать так, что врач не хочет травмировать его трагическим известием. Частичное успокоение прине­сет больному и сообщение о том, что у него не обнаружили какой-нибудь определенной болезни (например, рака), если было известно, что больной опасался этого. Гарди образно называет сообщение больных диагнозов тяжелых заболеваний «правдой по чайной ложке».

Реакция больного на сообщение диагноза может быть следующей:

а) действительное спокойствие,

б) кажущееся спокойствие,

в) страх,

г) паника,

д) суицидные тенденции и даже попытки.

Выписка больного из больницы. При выписке больного часто создается психологически сложная ситуация как для больного, так и для ме­дицинского персонала.

С одной стороны, известны больные, которые недооценивают сво­его заболевания, переполненные «оптимистической логикой» и требу­ющие преждевременной выписки. В данном случае имеет место «страусиное поведение».

Например, врач, страдающий эпилепсией, отказывается принимать противоэпилептические препараты и вообще не чувствует себя боль­ным; больной с параличом левой конечности утешает себя объяснением, что «левая, сторона всегда слабее и менее ловкая». Такой больной даже считает, что «раньше он был болен, а теперь все в порядке». Свою точку зрения он навязывает также родственникам; в зависимости от того, в какой мере ему это удается, можно судить о степени их привязанности к больному.

трудотерапия – предыдущая | следующая – лечение средой