Яндекс.Метрика

I. 2. Методологические проблемы возрастной психологии

Весьма существенны социальные аспекты и для самой воз­растной психологии. Нет, пожалуй, ни одного сколько-нибудь сложного личностного качества, которое не варьировало бы в зависимости от социально-классовых и средовых факторов. Любое научное исследование должно учитывать, в числе про­чих обстоятельств, социальное происхождение юноши, род заня­тий и уровень образования его родителей; особенности его со­циально-экологической среды, в частности тип населенного пунк­та (большой город, малый город, деревня); состав, структуру и материальное положение семьи; его собственное социальное положение и вид занятий (школьник, учащийся ПТУ, учащийся техникума, студент вуза, рабочий и т. д.). Отсюда — необходи­мость тесной кооперации психолога с социологом как на уровне сбора, так и на уровне интерпретации данных. Психологические данные очень часто отражают влияния социальных переменных, и наоборот.

Третья группа факторов, которые должна учитывать воз­растная психология,— это исторические различия и различия между поколениями. По определению Б. Г. Ананьева, «жизнен­ный путь человека — это история формирования, развития лич­ности в определенном обществе, современника определенной эпохи и сверстника определейного поколения»[1]. Возрастная пси­хология измеряет изменения, происходящие с индивидом, через определенные события его жизни, которые она соотносит с его хронологическим возрастом. Эти события могут быть по своей природе биологическими (появление вторичных половых при­знаков или начало облысения), психологическими (появление или утрата каких-то способностей, изменение временной перс­пективы и т. п.) или социальными (окончание средней школы, вступление в брак, выход на пенсию).

Изменяется не только индивид, но также и общество, в кото­ром он живет. Методологически неискушенный психолог, изме­рив и сравнив какие-то показатели 8-, 15-, 20-, 40- и 60-летних людей, воображает, что тем самым он получил картину возраст­ных изменений. Однако эти различия могут быть обусловлены не возрастными процессами, а историческими изменениями, совре­менником и участником которых является изучаемый человек. Каждый исторический период накладывает свой отпечаток на людей, особенно на тех, чья личность в это время только еще формируется.

Современники определенной эпохи, принадлежащие к одно­му символическому поколению, не обязательно являются сверст­никами. «Поколение Великой Отечественной войны» включает и тех, кому в 1941 г. было 17 лет, и тех, кому исполнилось 25. Однако жизненный путь тех, кто пошел на фронт прямо со школьной скамьи, не успев приобрести ни профессии, ни семьи, существенно отличался от судьбы тех, кого война застала уже взрослыми. Совокупность людей, родившихся в один и тот же момент времени, демографы называют когортой, а сопоставле­ние жизненного пути двух или нескольких когорт называется когортным анализом.

Когортные различия очень существенны для возрастной пси­хологии. Нельзя, например, сравнивать поведение и уровень раз­вития современных старшеклассников и их сверстников 1940-х или 1930-х годов, не учитывая влияния акселерации. Выбор про­фессии зависит, в числе других обстоятельств, от соотношения количества молодых людей, оканчивающих в данном году сред­нюю школу, и количества рабочих мест и вузовских вакансий. В 1950 г. число оканчивающих среднюю школу и число при­нимаемых на дневные отделения вузов составляло 1:1, т. е. каждый десятиклассник мог рассчитывать на поступление в вуз. В 1970 г. это соотношение выглядело уже как 4:1, т. е. посту­пал в вуз только каждый четвертый. Это не могло не отразиться на жизненных планах и ценностных ориентациях соответствую­щих когорт.

Возрастные различия можно считать показателями индиви­дуального развития только в том случае, если они соотнесены с историческими и когортными различиями.

Четвертое измерение, которое должна постоянно учитывать возрастная психология, составляют дифференциально-психоло­гические различия.

Психология часто говорит о «среднем», или «типичном», юно­ше. Но «среднестатистического» юноши на самом деле не суще­ствует. Прежде всего налицо существенные половые различия, которые, к сожалению, часто недооцениваются в нашей психо­логин и педагогике. Описываемая учеными формирующаяся лич­ность порой вообще ие имеет пола, не является ни мальчиком, ни девочкой. Между тем возрастные изменения имеют смысл только в соотнесении с полом, и наоборот. Речь идет не о половых и возрастных, а о половозрастных свойствах.

Не менее существенны вариации индивидуально-типологиче­ского порядка, производные от особенностей организма или ти­па личности. Это могут быть либо устойчивые особенности ин­дивида и личности, сохраняющиеся на всем протяжении его жизненного пути (например, физическая конституция), либо временные свойства, характеризующие протекание процессов развития на определенной фазе (например, темп роста или по­лового созревания).

__________________________________________________________________________________

[1] Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Изд-во ЛГУ, 1968, с. 104—105.