Яндекс.Метрика

Личность в условиях хронического соматического заболевания (продолжение)

1.3.3. Возможности преодоления кризиса

Поиск личностных механизмов регуляции жизнедеятельности, позволяющих человеку успешно разрешить возникающие противоречия, подводит нас к необходимости рассмотрения проблемы саморегуляции.

Понятие “саморегуляция” носит междисциплинарный характер. Саморегуляция есть системный процесс, обеспечивающий адекватную условиям изменчивость, пластичность жизнедеятельности субъекта на любом ее уровне. В работах многих авторов содержится попытка вычленения собственно психологического аспекта саморегуляции. При этом выделяется уровень психической саморегуляции (Абульханова-Славская К.А., 1977), который способствует поддержанию оптимальной психической активности, необходимой для деятельности человека. Другой — операционально-технический — уровень саморегуляции обеспечивает сознательную организацию и коррекцию действий субъекта (Конопкин О.А. ,1980). Личностно-мотивационный уровень саморегуляции (Братусь Б.С.,1981, 1988; Василюк Ф.Е.,1984; Зейгарник Б.В.,1981; Зейгарник Б.В., Холмогорова А.Б., Мазур Е.С.,1989; и многие другие) обеспечивает осознание мотивов собственной деятельности, управление мотивационно-потребностной сферой; создает возможность быть хозяином, творцом собственной жизни. Благодаря функционированию этого уровня саморегуляции “раскрываются внутренние резервы человека, дающие ему свободу от обстоятельств, обеспечивающие даже в самых трудных условиях возможность самоактуализации” (Зейгарник Б.В. и соавт., 1989. C.122).

Способность произвольного управления собственной мотивационной сферой рассматривается многими исследователями в качестве одной из важнейших характеристик человека, как показатель гармонии и зрелости личности (Абульханова К.А., 1977, 1985; Анцыферова Л.И., 1981; Братусь Б.С, 1988; Василюк Ф. Е., 1984; Давыдов В.В., 1988; Рубинштейн С.Л., 1973; и другие).

Мотивационно-личностный уровень саморегуляции есть процесс, опосредованный социальными нормами и ценностями, а также системой внутренних требований, особой “жизненной философией”, превращающими человека в активного субъекта жизнедеятельности. Л.С.Выготский связывал специфически человеческий способ регуляции с созданием и употреблением знаковых психологических орудий и видел его в овладении собственным поведением. Знаки понимались им как искусственные стимулы-средства, сознательно вводимые в психологическую ситуацию и выполняющие функцию автостимуляции (Выготский Л.С, 1983). С.Л.Рубинштейн связывал высший уровень саморегуляции с появлением мировоззренческих чувств, т. е. “осознанным ценностным отношением человека к миру, другим людям, себе самому” (1973. С.370).

Концепция А.Н.Леонтьева положила начало исследованию “связной системы личностных смыслов” (Леонтьев А.Н., 1983. С.218), межмотивационных отношений, которые характеризуют собою строение личности. Подчеркивая регулирующую функцию систем личностных смыслов, А.Н.Леонтьев отмечал, что “можно понимать и владеть значением, знать значение, но оно будет недостаточно регулировать, управлять жизненными процессами: самый сильный регулятор есть то, что я обозначаю термином “личностный смысл” (там же. С.239). Следовательно, процессы саморегуляции заключаются не в осознании, сознание не производит, а опосредует их. Саморегуляция в этом понимании есть особая деятельность, “внутренняя работа” или “внутреннее движение душевных сил” (Зинченко В.П., 1990), направленное на связывание систем личностных смыслов.

Дальнейшую конкретизацию идеи Л.С.Выготского, С.Л.Рубинштейна, А.Н.Леонтьева получили в концепции смысловых образований личности (Асмолов А.Г. и соавт., 1979; Братусь Б.С, 1988; Насиновская Е.Е., 1988 и другие).

Смысловые образования рассматриваются как “целостная динамическая система, отражающая взаимоотношения внутри пучка мотивов, реализующих то или иное отношение к миру” (Братусь Б.С, 1981. С.48). Регулирующая роль смысловых образований особенно ярко выявляется при осознании и принятии их в качестве ценностей (Василюк Ф.Е., 1984). Ф.Е.Василюк, подчеркивая регулирующую роль смысловых образований, выделяет особую деятельность по производству смысла “в критических ситуациях невозможности реализации внутренних необходимостей своей жизни” (там же. С.25). Эта особая деятельность (переживание), возникнув в критических жизненных ситуациях, может стать, по мнению автора, самостоятельным функциональным органом, т.е. “одним из привычных средств решения жизненных проблем и пускаться субъектом в ход даже при отсутствии ситуации невозможности” (там же. С.7). Т.е. переживание как особая деятельность смыслопорождения может выполнять регулирующую функцию и в ситуациях обыденной жизни.

ССР в условиях болезни – предыдущая | следующая – Смысловой уровень саморегуляции

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах