Яндекс.Метрика

Интраоперационное нейропсихологическое картирование речевых функций при хирургическом лечении опухолей супратенториальной локализации (внутримозговая опу­холь)

Кинестетические феномены:

– литеральные парафазии (по кинестетическому типу).

В условиях стимуляции расстройство кинестетических ощущений проявляется литеральными парафазиями в повторной речи. Данный феномен является основным симптомом афферентной моторной афазии.

Акустические феномены:

– литеральные парафазии (по фонематическому типу);

– трудности понимания обращенной речи (больной мог сообщить, что не понял, не расслышал последнего вопроса или слова).

Трудности восприятия обращенной речи могли проявиться повторами предыдущих слов-стимулов. В момент стимуляции психолог произносил слово, больной после паузы с сомнением повторял предыдущее, что указывало на нарушение восприятия текущего. Очень важно, что при другой тестовой нагрузке в
условиях стимуляции тех же зон персевераторных ответов не наблюдалось. Например, при ответе на вопрос, заданный в момент стимуляции, больной часто неуверенно, с сомнением продолжал ответ на предыдущий.

Нарушение фонематического слуха, проявляющееся в трудностях понимания обращенной речи и литеральных парафазиях в экспрессивной речи, является центральным механизмом сенсорной (акустико-гностической) афазии. Отметим, что у 6-ти больных не удалось получить отчетливых акустических
феноменов. Это отчасти может быть объяснено ограниченной зоной трепанации, отчасти особенностями функциональной асимметрии (у 3-х больных из 6-ти имелся смешанный профиль ФА).

Феномены нарушения номинативной функции речи

Нарушения называния исследовались у 10 больных из-за описанных выше особенностей операционной ситуации.

Встречались следующие варианты:

– амнестические “западения”;

– описательные ответы;

– вербальные парафазии.

Трудности называния были получены при стимуляции височной доли у всех больных, которым производилось данное исследование.

На рисунке (рис. 3) представлена суммарная таблица встречаемости перечисленных феноменов у 19 больных. Участки, где были получены перечисленные феномены, считались функционально важными в отношении речи. Разрез коры для подхода к внутримозговой опухоли производился на расстоянии не менее 1,5 см от такого участка.

В послеоперационном периоде умеренная положительная динамика в целом была отмечена у 16 больных, отрицательная – у 4 (обусловлена нейрохирургическими осложнениями).

Улучшение речевых функций в целом сочеталось с отчетливым ухудше­нием слухоречевой памяти во всех случаях. Этот факт может иметь несколько объяснений. Во-первых, он указывает на то, что данная методика позволяет локализовать функции речевой деятельности, а такие сложноорганизованные и комплексные процессы как слухоречевая память пока остаются за пределами метода. Во-вторых, сами по себе хирургические манипуляции в глубинных отделах височной доли доминантного полушария оказывают влияние на состояние модально-специфической памяти. И, в-третьих, как уже упоминалось выше, специфика данных опухолей такова, что отдельные группы нейронов могут продолжать функционировать, окруженные патологической глиальной тканью. Очевидно, что удаление этой ткани отражалось на состоянии функции. Подчеркнем еще раз, что в подобном случае резекция такого участка опухоли не проводилась.

При наблюдении этой группы больных были отмечены интересные феномены. В анестезиологии считается, что наличие воспоминаний у боль­ного о периоде пробуждения является психотравмирующим переживанием, которое необходимо предотвращать. Однако попутно полученные данные нашего исследования свидетельствуют о другом. Обнаружилось, что больные, не сохранившие воспоминаний о периоде пробуждения, были озабочены “фактом” отмены этой процедуры. На сообщение, что пробуждение состоялось, но они не помнят об этом из-за последующей анестезии, реагировали дополнительным беспокойством по поводу того, насколько хорошо они справились с заданиями.

Тем больным, которые помнили о периоде пробуждения, задавался вопрос, согласились бы они на повторную процедуру интраоперационного пробуждения, если бы была такая необходимость, или предпочли бы полную анестезию. Во всех случаях ответ был положительным, что говорит о щадящем характере проводимой процедуры.

Выводы

Нейропсихологическое исследование играет важную роль в выборе нейрохирургической тактики при лечении больных с внутримозговыми опу­холями супратенториальной области доминантного по речи полушария. Кроме того, оно позволяет избежать применения инвазивной методики, амобарбиталовой пробы Wada, для исследования доминантности полушарий по речи.

Показанием к интраоперационной идентификации речевых зон при хирургическом лечении новообразований супратенториальной области является относительная сохранность сенсомоторного уровня организации речевых функций. Важна также психологическая подготовка больного.

Проведение интраоперационного нейропсихологического мониторинга позволяет определить оптимальный доступ к новообразованию и удалить максимально возможный объем опухоли при минимальном риске нараста­ния нарушений речи сенсомоторного уровня, наиболее инвалидизирующих больных после операции.

Результаты интраоперационного картирования свидетельствуют об инди­видуальной вариабельности локализации различных звеньев организации речи, что может быть проявлением пластичности мозговых структур у больных с объемными процессами.

стимуляция лобной доли – предыдущая | следующая – профессор Лурия

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание