canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Больной с высокой внушаемостью. Врач и больной.

Глава VIII (внушаемый больной)

Больная Г., 35 лет, перенесла 20 лет назад тяжелый острый ревматизм, в результате которого появился эндокардит, приведший больную к сложному пороку сердца, к недостаточности аортальных и митральных клапанов. В течение 12 лет временами наступала небольшая декомпенсация сердца (отеки на ногах, одышка). Боль­ная всегда лечилась у известного клинициста X., которому только и «доверяла» свое сердце и который на протяжении ряда лет «спасал» ее. Недавно больная под наблюдением д-ра М. перенесла легкий грипп. Несмотря на то что состояние больной было хорошее (температура 36,9—37,1°С, пульс 76—78 в минуту, хорошего на­полнения, ритмичный), доктор М. решил все же, прежде чем раз­решить больной выйти, проконсультироваться с клиницистом X., хорошо знающим ее сердце. Консультант нашел, что сердечная дея­тельность не внушает никаких опасений и разрешил больной через день выйти из дома. Уходя, X. шутя добавил: «Вы можете вообще не беспокоиться о своем сердце — раньше меня не умрете, а если умрем, то вместе». На другой день консультант X. скоропостижно скончался. Д-р М., срочно вызванный к больной, нашел ее в воз­бужденном состоянии. На все утешения врача больная отвечала: «Знаю, что должна умереть, слова X. должны сбыться». У больной пульс был 120 в минуту, появилась аритмия, на следующий день инсульт, к вечеру отек легких, и в ночь больная скончалась.

Не подлежит сомнению, что внезапное ухудшение было результатом не только психической травмы (смерть своего врача), но и тех слов, которые шутя про­изнес знаменитый клиницист, которому безусловно и целиком доверяла свое больное сердце эта женщина. Это трагическое стечение обстоятельств еще и еще раз напо­минает нам, какая величайшая выдержка и осторож­ность требуются со стороны врача, имеющего в руках такое могучее, но обоюдоострое оружие, как внушение словом.

В смысле прогноза при всех заболеваниях внутренних органов требуется величайшая осторожность, если дело идет о впечатлительных, легко внушаемых больных. Гаупп правильно иллюстрирует как пример отрицатель­ной психотерапии утверждение врача больному, что «через 6 недель вы будете безусловно здоровы», и, что еще хуже, подкрепление этого прогноза честным словом врача.

И у меня лично, в моей практике, и в литературе имеется очень большое количество случаев часто весьма красочных иатрогенных заболеваний различных органов, то более, то менее тяжелых, то вызывающих улыбку вра­ча, как любопытные курьезы, то, как мы видели, влеку­щие за собой большие опасности и приводящие больных к инвалидности.

Я знаю немало случаев, когда причиной иатрогении и тяжелой депрессии является неосторожное слово не врача, не рентгенолога, не лаборанта, а медицинского персонала — сестры и даже санитарки. Как правило, мы очень мало занимаемся воспитанием наших помощников, и, разумеется, не на сестре и не на санитарке, но на ле­чащем враче лежит ответственность за каждое их не­осторожное слово, вызвавшее иатрогению. Никогда не следует забывать, что и в амбулатории, и в поликлинике, и в приемном покое, и в больничной палате необходимо с первого же момента обеспечить больному психический покой, являющийся мощным орудием терапии, но оруди­ем вместе с тем обоюдоострым, очень легко превращаю­щимся у невропатических субъектов в негативную, психотерапию, если врачи, сестры, санитарки недоста­точно дисциплинированы в своем поведении и особенно в речи, недостаточно внимательно относятся к своим сло­вам, мимике и поведению. Каждое, иногда по существу и невинное слово и выражение медицинского работника, очень легко может вызвать у больного массу пережива­ний и ощущений и в некоторых случаях создать богатую интеллектуальную внутреннюю картину болезни, затруд­няя диагноз, а иногда и лечение.

Я хотел бы здесь остановиться еще на одном меха­низме иатрогепии, связанном с работой сестер и особен­но в физиотерапевтических кабинетах. Мы еще далеко не точно знаем теоретические обоснования различных физиотерапевтических процедур, но нет никакого сомне­ния в том, что, действуя через богатую вегетативную сеть рецепторов в коже, они не могут не влиять и на кору мозга. Поэтому физиотерапевтические процедуры необ­ходимо умело сочетать с соответствующей психотерапи­ей. Это ни в какой мере не снижает, как упрощенно думают некоторые физиотерапевты, научную ценность метода, а, наоборот, ставит его на большую высоту комп­лексного лечения. К сожалению, этого, как правило, не знают и не делают сестры, «отпускающие» физиотера­певтические процедуры в больницах, поликлиниках, что, разумеется, снижает ценность этого прекрасного метода лечения. Но, с другой стороны, врачи, а нередко и сест­ры идут по линии наименьшего сопротивления и назна­чают такие невинные, по их мнению, процедуры, как соллюкс, сухие банки или грелки по просьбе больных.

 

больной и состояние сердца – предыдущая | следующая – воздействие врача на заболевания

оглавление

консультация психолога детям, подросткам, взрослым

Яндекс.Метрика