Яндекс.Метрика

Влияние отношения родителей на развитие ребенка с РДА

Состояние стресса усугубляется еще и тем, что в нашей стране, к сожалению, практически отсутствуют специализированные учреждения для детей с аутизмом. Таких детей, как Правило, не

принимают и в группы «Особый ребенок». Единственное, что может порекомендовать психиатр, — это обследование и лечение ребенка в психиатрической больнице. Категоричные оценочные суждения специалистов о ребенке усугубляют негативный эмоциональный фон в семье и нередко оказывают деструктивное влияние на семейные отношения.

Пример

Одна из мам, посещавшая занятия коррекционной группы для родителей детей с аутизмом, в процессе групповых дискуссий рассказывала: «Мне врач-психиатр сказала (сыну было 5 лет), что он никогда не будет таким, как все дети, он никогда не будет учиться в школе, а в подростковом возрасте будет агрессивным. Вы, говорит, никогда не будете чувствовать себя счастливой матерью, а ваш муж уйдет от вас к другой женщине. Мне показалось, что меня опустили в глубокую яму, что жизнь моя прошла. После такой консультации мне вдруг захотелось уйти из этой жизни, но вместе с ребенком… Мне ничего не хотелось делать, не хотелось никого видеть, даже мужа… Потом почему-то я решила, что муж виноват во всем».

Какую цель преследовала врач-психиатр, утверждая неперспективность ребенка и трагичность ситуации, остается только гадать. Родители приходят к специалисту не за диагнозом, а за помощью, и поэтому особую важность приобретает не констатация проблем ребенка, которые родители видят и понимают иногда лучше психиатра и психолога, а активное участие специалистов в реабилитации ребенка и поддержке его семьи. Некорректные оценочные суждения специалистов могут крайне негативно отразиться и на супружеских взаимоотношениях, взаимоотношениях с прародителями ребенка. Многие исследователи отмечают большой процент разводов в семьях с ребенком с нарушениями в развитии. Постоянное беспокойство со стороны матери за здоровье и судьбу особого ребенка, полное переключение матери только на проблемы ребенка, сниженный фон настроения негативно отражаются на эмоциональном состоянии отца,которое проявляется в высокой тревожности и фрустрированности.

В исследованиях психологов и психотерапевтов было показано, что отношение родителей к ребенку является фундаментальной основой его психического развития. Еще давно было замечено, что существуют различия между материнским и отцовским отношением к ребенку [Эриксон, 1996; Фромм, 1998; Адлер, 1998; и др.].

Так, Э. Фромм противопоставил материнскую и отцовскую любовь, определяя материнскую любовь как безусловную, не связанную с достоинствами и достижениями ребенка. Любовь матери, по Фромму, слепа и не знает справедливости. Мать изначально признает самоценность ребенка и строит отношения по типу альтруистической любви, готовности к самопожертвованию, самоотдаче. Отец, напротив, любит за то, что ребенок оправдывает его ожидания. Отцовская любовь управляема, ее можно заслужить, но ее можно и лишиться. При этом Э. Фромм отмечает, что «речь здесь идет не о конкретном родителе, а о материнском и отцовском началах, которые в определенной степени представлены в личности матери и отца» [Фромм, 1998, с, 207].

В то время как матери в своих высказываниях о ребенке с аутизмом чаще отражают его эмоциональные характеристики: «безобидный», «красивый», «добрый», «родной», «милый», — в описаниях отцов доминируют поведенческие характеристики ребенка: «неопрятен», «громко кричит», «часто бегает из стороны в сторону», «ничего не делает» и пр. В высказываниях матерей четко прослеживается безусловное эмоциональное принятие ребенка (термин А. Адлера). А. Адлер подчеркивал, что, помимо безусловного эмоционального принятия ребенка, мать своим образцом нежности и заботы о детях, муже, людях поощряет его к формированию товарищеских, дружеских интересов за пределами семьи. При этом важно, чтобы она не замыкалась только на ребенке, а реализовывала доброжелательные отношения к другим членам семьи и к более широкому социальному окружению [Адлер, 1998].

У большинства матерей наблюдается выраженное эмоциональное замыкание на проблемах аутичного ребенка, следствием которого нередко становится уход в себя. У таких мам наблюдается внешнее равнодушие к ребенку, они не прислушиваются к специалистам, а иногда и проявляют к ним недоверчивость, ограждают ребенка от любых контактов со специалистами и с другими детьми, сами перестают общаться с родственниками и друзьями. Эти мамы преданы своему ребенку, пытаются удовлетворить все его потребности, не делают ему замечаний, спокойно созерцают разрушительные действия, аффективные вспышки ребенка, не формируют у него даже навыков опрятности. Например, разрешают ребенку ходить в туалет в любом месте квартиры или комнаты. Подобное состояние матери может быть обусловлено не только ее переживаниями в связи с психическим состоянием дочери или сына, но и потерей любимой работы, конфликтами с супругом и его родственниками, недостатком общения с друзьями. Как показывает опыт нашей работы, такие матери нуждаются в длительной психологической помощи.

Переживание семейного стресса, вызванного проблемами в воспитании аутичного ребенка, меняет свой характер с течением времени. Условно можно выделить несколько этапов: острый, или аффективный, гностический и поведенческий, предполагающий разработку и реализацию собственных стратегий отношения и воспитания ребенка. Длительность каждого этапа зависит от тяжести аффективной патологии у ребенка, от особенностей защитных механизмов личности родителей и специфики межличностных отношений в семье.

Психологическая поддержка родителей детей с аутизмом – предыдущая  | следующая –  Аффективная сфера и защитные механизмы родителей детей с РДА

ОГЛАВЛЕНИЕ 

консультация психолога детям, подросткам, взрослым