Хронически больной ребенок в семье (продолжение)

Уход от болезни, устремленность в будущее не зависят, на наш взгляд, от прогноза заболевания. Так, Рома К., у которого прогноз не благоприятен, и мальчик знает об этом, с удовольствием рассказывает о своей коллекции моделей самолетов, о том, как после возвращения домой он сможет пополнить ее новыми моделями, которых в больнице он склеил больше тридцати.

При этом у подростков нет просто мотива выживания, который у взрослых больных становится ведущим смыслообразующим мотивом и побуждает к деятельности по сохранению здоровья. Ребенок хочет не просто выжить, будущее имеет для него вполне определенное конкретное содержание. Вызванное болезнью изменение социальной роли может повлиять на представление о будущем, но оно не лишает ребенка веры в возможность полноценного будущего. Марина П. раньше собиралась стать учителем танцев, теперь готовится стать модельером: “В хореографическое меня теперь не возьмут — вон как растолстела”.

У этой группы подростков изменяется смысл, который они вкладывают в название самооценочных шкал. У детей происходит переосмысление понятия “счастье”. В первую очередь оно связывается с родителями. Игорь П.: “Счастье — когда есть родные, близкие”. Катя Ш.: “Я счастливая, у меня родители хорошие, сестра, брат”.

Если для предыдущей группы обследованных детей привязанность к родителям является подтверждением зависимости от них, переложением на них ответственности за решение своих проблем, то у подростков этой группы она является способом поддержания ценностного отношения к себе. Из протокола экспериментально-психологического обследования Люси В.: “Мама у меня самый близкий друг, у нас очень похожие взгляды на все”.

У большинства детей счастье ассоциируется с хорошей учебой в школе, значительно коррелируют между собой шкалы счастья и ума. При этом отношение к болезни как ко временной преграде, устремленность ребенка в будущее, в то время, когда он выздоровеет, приводит к тому, что дети, которые находятся в больнице уже почти год, говорят об учебе в школе как о своей реальной основной деятельности. Марина П. говорит: “Я счастливая — хорошо учусь в школе, меня уважают одноклассники, учителя”. Изменяется точка отсчета и для характера. Основными качествами становятся умение “не унывать в тяжелых ситуациях”, “не раскисать”. Наиболее ярко это проявляется у одного подростка. Витя М., оценивая себя очень высоко по всем шкалам, объясняет: “Человек заболевает и становится несчастным, когда начинает верить в свою болезнь. Мне хирурги сказали, и я поверил, и вот теперь я здесь”. И хотя это скорее идеальное, чем реальное “Я”, стремление подростка к сохранению постоянства своей личности, к сверхкомпенсации своего дефекта очень показательно.

Устремленность в будущее, характерная для этих подростков, вообще говоря, свойственна всем подросткам. Необходимость определить свое место в жизни, являясь важным компонентом социальной ситуации развития, создает у подростка направленность в будущее. Болезнь нарушает психологическое будущее, целостность жизни. Но препятствия, созданные болезнью, служат стимулом для компенсаторного развития. Для этих детей совершенно верно высказывание Адлера: “Он (ребенок с недостаточностью) будет хотеть все видеть, если он близорук; все слышать, если у него аномалия слуха… желание летать будет выше всего выражено у тех детей, которые уже при прыганий испытывают большие затруднения” (Цит. по: Выготский Л.С., 1984. С. 9).

Болезнь как преграда – предыдущая | следующая – Исчезновение боли

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при детско-родительских проблемах