Яндекс.Метрика

3.1.2. Устная импрессивная речь. Понимание речи

3.1.2. Устная импрессивная речь. Понимание речи

Процесс понимания, и в частности понимания речи, с давних пор привлекал внимание исследователей различных областей знания, в том числе психологии. Однако до сих пор остается открытым вопрос о психологической структуре этих сложных психических процессов, касающихся патологии понимания, его патофизиологических и физиологических механизмов.

Процесс понимания речи не является зеркальным отражением высказывания или читаемого текста, а всегда есть превращение данного высказывания в сокращенные схемы на уровне внутренней речи, которые потом снова могут быть развернуты в высказывание. Процесс понимания речи есть выделение из потока информации существенных моментов или существенного смысла. «…Тот процесс, который обычно называют пониманием речи, — писал Л. С. Выготский, — есть нечто большее и нечто иное, чем выполнение реакции по звуковому сигналу» {Выготский, 1960. С. 117). Понимание речи включает в себя активное употребление речи. Л. С. Выготский считал, что смысловая сторона речи, понимание идут в своем развитии от целого к части, от предложения к слову, а внешняя сторона речи, ее произнесение — от слова к предложению.

Согласно общепринятому взгляду понимание речи (высказывания) обеспечивается пониманием слов и их связей, связи предложений и абзацев. Слово состоит из отдельных звуков, которые приобретают значение в процессе общения. Для понимания слова прежде всего необходимы анализ и синтез звуков, входящих в его состав, заключающийся в сравнении фонематической основы воспринимаемых звуковых комплексов и торможении несущественных звуковых признаков. Понимание значения слова во фразе зависит от тех логико-грамматических связей, в которые оно вступает во фразе. Это звено в структуре понимания речи обеспечивает перешифровку логико-грамматических конструкций на единицы значения. Понимание логико-грамматических структур представляет собой сложную аналитико-синтети-ческую работу, включающую операции сопоставления слов во фразе, выделения значений слов и их сочетаний внутри фразы, торможения несущественного впечатления и выделения системы отношений, скрытой за определенными грамматическими конструкциями. Все это возможно лишь при условии включения в процесс понимания кратковременной и долговременной памяти.

Практическое осуществление этого процесса протекает не на уровне отдельных слов, а на уровне предложений и текста. Понимание отдельных слов подчинено более общей задаче – пониманию целого высказывания. Значительная роль в понимании как отдельных слов, так и предложений отведена контексту. «Слово приобретает свой смысл только во фразе, но сама фраза приобретает смысл только в контексте абзаца, абзац — в контексте книги, книга — в контексте всего творчества автора» {Выготский, 1956. С. 370).

Слово в различном контексте легко меняет свой смысл и значение. Понимание слова, включенного в высказывание, всегда предполагает процесс выбора, выделения одних смыслов и торможение других {Выготский, 1956), это же имеет в виду и А. Н. Соколов, когда пишет о дифференциации значений отдельных слов под влиянием общего смысла текста.

Однако помимо той стороны понимания речи, которая выражается через значения слов и их сочетаний в предложении, а также и через значение предложений, из которых состоит целое высказывание, существует другая неотъемлемая сторона речевой деятельности — это мотивационная сфера, определяющая отношение личности к предмету высказывания или к тому лицу, к которому обращена речь, и придающая тот или иной смысл обобщаемому явлению. Понимание смысла предъявляет особые требования к субъекту, воспринимающему речь, и протекает на более высоком уровне.

Таким образом, психологическая структура процесса понимания речи сложна, а анализ ее не может быть ограничен рассмотрением взаимодействия лишь указанных трех звеньев. Полное понимание речи может быть обеспечено при тесном взаимодействии указанных двух аспектов речи, один из которых осуществляет декодирование непосредственной информации о фактическом предметном содержании предъявляемого сообщения, а другой обеспечивает более глубокое проникновение в суть, в смысл сообщения.

На наличие двух аспектов (или уровней) в структуре процесса понимания речи обращали внимание некоторые исследователи. Этому вопросу была посвящена работа Н. Г. Морозовой, в которой указывается на два различных плана в речевом процессе, связанных между собой, но нетождественных. Один план — это речевое сообщение о фактах или явлениях жизни, требующее или не требующее дальнейшего самостоятельного вывода, но и в том и в другом случае не выходящее за пределы фактического содержания устного или письменного сообщения. Этот план речи, выражающийся в значении слов или их сочетаний, т. е. в языковых категориях, автор условно называет «планом сообще-ний». Другой план речи, лежащий за этим фактическим содержанием, отражает личностное, так или иначе мотивированное отношение к тому, что говорится или описывается, т. е. он отражает человеческие побуждения, отношение человека к фактам как к событиям, играющим ту или иную роль в его жизни. Этот план речи — «план смысла» — выражается через особое стилистическое построение языковых средств и их особую интонационную и мимическую окраску, которая воспринимается при слушании или мысленно воспроизводится при чтении. Таким образом, понимание может быть очень неравноценным. Понимание фактов и даже вывод из них не есть еще полное понимание. Это лишь понимание плана значений. Оно может быть достаточно в одних случаях (например, учебный текст или простая информация), но совершенно недостаточно — в других. Понимание плана значений зависит прежде всего от уровня языкового развития субъекта, понимание плана смысла зависит от уровня развития личности.

3.1.1. Афазии и предметный образ (продожение)– предыдущая | следующая – 3.1.2. Устная импрессивная речь. Понимание речи (продолжение)

Содержание. Нейропсихологическиая реабилитация больных. Речь и интеллектуальная деятельность.