Яндекс.Метрика

VI. Психотерапия (продолжение)

Эти виды деятельности не являются психотерапией и мы не можем их включать в психотерапию. Они создают только психотерапевтически действенную среду. Но все эти виды деятельности могут стать психотерапевтическим процессом, как только в них непосредственно включится психотерапевт. И наоборот, при отсутствии психотерапевта прекраща­ется и психотерапия. Представим себе, например, что каждый пациент занят определенной работой. Если ею хорошо управляют, то она стано­вится и действенной (меланхолику, например, не дадим партнера тоже меланхолика, не дадим ему механическую работу в одиночестве, а изби­раем форму сотрудничества с веселым пациентом). Таким образом мы создадим больному опорную, терапевтически действенную среду. Это не психотерапия. Представим себе, однако, что к обоим работающим паци­ентам подсядет психотерапевт с продуманным планом приемов, гово­рит с ними, реагирует в соответствии со своей психотерапевтической це­лью: налаживает (в процессе трудотерапии) психотерапевтические отно­шения – и это уже психотерапия.

Значит, психотерапия является продуманным психическим воздействием на нарушение здоровья смысловыми, осмыс­ленными стимулами социальной интеракции (словом, мимикой, жестом, выражением и т. д.).

Нам кажется, что такое определение, без претензии на завершен­ность (дефинитивность), является достаточно широким для того, чтобы охватить все формы психотерапевтических отношений, психотерапию индивидуальную и коллективную, автопсихотерапию (самовнуше­ние, автогенную тренировку Шульца и т. п.) и аллопсихотерапию (психотерапию другим), т. е. психотерапию в собственном смысле слова.

2. Некоторые взгляды на современную психотерапию

Современная медицина считает вполне естественным применение в по­казанных случаях психотерапевтического воздействия на больного с целью устранения болезненных или нежелательных симтомов (страх беременных перед родами).

Признается необходимость воздействия на больного психическими и психологическими средствами. Но если психотерапия в психиатрии является обычной, само собой разумеющейся, сейчас она уже нормально применяется и в друхих областях медицины (внутренняя медицина, кож­ные болезни, педиатрия, хирургия, неврология, ортопедия,гинекология, трудовая терапия и т. д.), в которых до недавнего времени ее применение считалось чуть ли не шарлатанством.

Исторический обзор психотерапевтических взглядов и методов мог бы быть чрезвычайно интересным (взаимосвязь с магией; шаманы при­митивных племен; высокоразвитые психотерапевтические восточные методы, особенно в Индии и Китае; психотерапия в античном мире и т. д.), так как это помогло бы понять некоторые элементы психотерапевтического процесса и его техники, которые и в своем историческом разви­тии остаются относительно постоянными – и наоборот, можно было бы указать на общественно обусловленные теории и методы. А так как та­кой исторический набросок не входит в рамки нашей книги, то на при­мерах недавнего прошлого попытаемся объяснить, что мы имеем в ви­ду; например, очень интересным фактом является то, что психиатр Поль Дюбуа (1848-1918) понимал психотерапию в духе своего времени как психагогику и называл ее «моральной ортопедией», нравственным выпрямлением. Но необходимо учитывать, что авторитативные и мора­лизующие педагоги того времени понимали процесс воспитания как мо­ральное выпрямление.

И. Лангмайер в одной из своих работ отчетливо показал путем ори­гинального анализа моделей воспитательных процессов, экстрагирован­ных из книг за период с 1850 по 1967 гг., значительный сдвиг в области воспитательных моделей, целей и методов. Например, он указал на вы­раженное постоянное взаимосвязанное понижение упора на строгость и дисциплину, упадок безоговорочного подчинения авторитету, как следствие переоценки общественных ценностей и изменений в психологическо-воспитательных теориях.

Современные психотерапевтические теории прошли приблизитель­но тот же путь развития: индивид не является уже, как это было в на­чальном периоде, послушным объектом приказов, запрещений и «выпрямлений»; в отличие от того, как это было в начальном этапе, его также больше не убеждают в том, что он обязан сделать то или другое. Во втором этапе психотерапия смотрит на пациента как на субъект, а в третьем этапе подчеркивает, часто односторонне, его включение в общественные группы.

Несколько упрощая, можно сказать что изменения во взглядах на психологию связаны с глубокими переменами общественного строя, которые отразились и в медицине. Еще в первой четверти нашего века врач лечил болезнь, а не больного. Медикамент был средством, которое больной должен был просто проглотить без разговоров.

Можно сказать, что с самого начала нашего века развитие шло от ориентации нозоцентрической (установка на болезнь) к антропоцентрической ориентации (установка на человека) и дошло к социоиентрической ориентации (установка на общественные факторы индивида). Об этом мы уже говорили в другом месте.

психические средства – предыдущая | следующая – интерперсональные отношения