Яндекс.Метрика

Страх и депрессия (продолжение)

Ступень 3: ситуативная поддержка

Благодаря разъяснению нейропсихологических взаимосвязей и обсуждению случаев смерти и кумулятивного действия микротравм, пациент почувствовал себя понятым и осознал в каком направлении будет протекать лечение. Притча: «Мудрость Хакима», была воспринята им шире, чем только в соотнесении со своей си­туацией и интерпретирована иначе. Он осознал, как важно задуматься о феномене смерти и сумел отказаться от своего избегающего поведения. После того, как он научился дифференцировать «обусловленную судьбу» (установка на смерть и по­тери) и «определенную судьбу» (сама смерть, которая постигает каждого), я смог задать ему вопрос: «Как Вы представляете себе свою собственную смерть? От бо­лезни вроде инфаркта миокарда, инсульта и несчастного случая или после дли­тельного пребывания в постели из-за, например, рака, рассеянного склероза и т.д.?» Больной, который вообще не считался с такими вопросами, поначалу был шоки­рован, а затем заинтересовался. К следующему сеансу он подготовил список при­мерно из 20 заболеваний и коротко описал свою установку к каждому. Он пришел к выводу, что не может точно определить, как хотел бы умереть: пусть это решит Бог. На этой стадии, моим сотрудником с ним была проведена поведенчески ориен­тированная десенсибилизация. «Иерархия страха» (ср. случай «UteS» Pescschkian, 1977а, S.338 —387, где страх, по содержанию, касался пунктуальности или не­пунктуальности, после чего была составлена «иерархия пунктуальности» и прове­дена десенсибилизация в этом направлении) соотносилась с темой «Смерть» в свя­зи с сердечными симптомами. Так как утраты из-за смерти, воспринимались как несправедливость, была рассмотрена актуальная способность справедливость (см. ч.И, гл.1). Дополнительно ему были назначены легкие антидепрессанты.

Ступень 4: вербализация

После того, как пациент выработал на трех предыдущих стадиях прямой от­крытый подход к своей ситуации и своему окружению, он был готов воплотить теоретические знания в жизнь. Он начал свою позицию чрезмерной учтивости (в смысле скрытой агрессии), которая вызывала у него чувство вины и страха, до­полнять искренностью и прямотой (в смысле доверия и надежды) по отношению к себе и другим лицам, причем последнее ему давалось труднее. После этого, с боль­ным был проработан ключевой конфликт учтивость — прямота (см. ч.II, гл.26 и ч.II, гл.5). Он стал все более открыто смотреть на конфликтные ситуации. Благо­даря привлечению к терапии его жены, были дифференцированно рассмотрены их отношение к смерти, смыслу жизни, жизненной философии, религии и вере. Высказывания о смерти и жизни после смерти известных нобелевских лауреатов (см. ч. 1, гл.5), послужили медиаторами между врачом и больным. Кроме того, были обсуждены проблемы общения (супруга хотела бы иметь больше внешних контак­тов, которые были затруднены, вследствие установок пациента к бережливости, пунктуальности и аккуратности). Другой причиной, по которой больной оказал­ся в социальной изоляции, было его нежелание выходить куда-нибудь вечером, чтобы не потерять место парковки машины. В психотерапевтической группе, в ко­торой пациент принимал участие, примерно с 4-й ступени были форсированы кон­такты с последующим интенсивным общением в реальной жизни.

Ступень 5: расширение системы целей

Больной проявил себя в психотерапии рассудительным и общительным. Вме­сте со своей женой и с помощью группы, он разработал для себя цели на следую­щие дни, недели, месяцы, 3 — 5 лет. Направляющим были для него четыре сферы в опроснике. В своем отчете он написал, что может оценить свое психическое со­стояние, как позитивное. Он был в состоянии лучше понять смысл своей болез­ни. Помимо прочего, он писал:

Иногда я спрашиваю себя, может мое нарушение слуха все-таки не связано с моим «страхом смерти? » Конечно, оно меня стесняет. Я должен смириться с этим и не могу быть таким, как я хочу… Мне очень редко снятся сны, и если я что-нибудь и запоминаю из них, то только отрывки, по крайней мере, не связанные друг с другом эпизоды. Раньше мне час­то снилось, что я на высокой горе и прыгаю с вершины. Это было потрясающее ощущение! С тех пор, как у меня проснулся повышенный интерес к религии, у меня возникло новое отношение к моей болезни. Я хотел бы выздороветь, но главное для меня, все-таки, научить­ся жить и работать, несмотря на мою болезнь. Смысл жизни: принимать данную мне жизнь такой, какой ее подарил Господь и делать добро. Смерть, как и рождение, — решающее событие и жизни человека. Она — это единственное, что наверняка коснется нас в этой жизни. Я верю в жизнь после смерти. Я также считаю, что смерть должна быть прекрасна.

Страх смерти – предыдущая | следующая – Опросник «Тревога и депрессия»

Психосоматика и позитивная психотерапия