Яндекс.Метрика

II. Гностические процессы (продолжение)

5. Учение и теория учения

Понятие «учение» не имеет однозначного определения и исходит из от­дельных теоретических концепций. Относительно долго на рассуждения и теоретические предпосылки исследования учения оказывали влияние эксперименты Эббингхауза из области мнемонического учения, каса­ющегося в особенности усвоения вербального материала, запоминания (см. ниже).

Под влиянием психологов-бихевиористов, которым при наблюде­нии за поведением животных учение представлялось одной из основных проблем, целая группа психологов полагала, что при обучении в сущно­сти речь идет об «изменении в способностях, в поведении и знаниях, по­являющихся вследствие тренировки, следовательно, вследствие одномо­ментного или многократного повторения материала» (Баркоци Йлоне, Путноки Ене, 1972). В общем учение в этом смысле следует понимать как изменение способностей, выражающееся в том, что предыдущая де­ятельность оставляет прочные последствия, влияющие на последующую деятельность.

Совершенно по-другому понимает учение советская психология обучения, наиболее ярким представителем которой является А. Н. Леонтьев. Он понимает обучение животных в основном как процесс приобретения индивидуального опыта. Организм учится вседствие того, что он адаптируется к условиям своей жизненной среды. В отличие от того человеческое обучение напоминает скорее процесс активного воз­действия на окружающую среду, чем приспособление к ней. Человек учится вследствие того, что он присваивает общественно-исторический опыт человечества, опредмеченный в продуктах человеческого труда, что он овладевает общественными, исторически возникшими формами и способами деятельности и переводит, интериоризирует их в деятель­ности внутренние, духовные, психические.

Большим вкладом в психологию учения явилось физиологическое учение Павлова о высшей нервной деятельности. И. П. Павлов в сущно­сти старался найти физиологическое объяснение основного понятия ас- соционистической психологии – ассоциации, соединения представлений, прочного соединения двух содержаний. Он разработал общеизвестный гениальный метод классических условных рефлексов. Суть его заключа­ется в том, что одновременно или с небольшим опережением, с биологи­чески важным безусловным раздражителем, за которым следует биоло­гически безусловная реакция (при приеме пиши выделяется слюна; на укол иглой организм отвечает мгновенно защитным рефлексом), соеди­няется биологически инертный, не имеющий значения раздражитель (на­пример, звуковой или световой сигнал). После многократного повторе­ния этого условного, неадекватного раздражителя с безусловным раз­дражителем (пищей) бывает достаточно только светового или звукового сигнала для того, чтобы появилась реакция слюноотделения и при от­сутствии безусловного раздражителя (пищи). Собака выделяет слюну, как только появляется сигнал, который ничего общего не имеет с самим рефлексом слюноотделения.

Образование условных реакций и связей является учением. Речь идет в сущности о сигнализации последующих биологически важных ре­акций. Однако условный рефлекс необходимо время от времени поддер­живать применением безусловного раздражителя для того, чтобы не на­ступило угасание условной, наученной реакции – условная связь в про­тивном случае перестала бы иметь биологический смысл. Интересно, что созданные связи и после «угасания» латентно еще сохраняются. Ес­ли бы мы после какого-нибудь интервала времени применили опять условный раздражитель, то условная реакция появится без усилий – произойдет «спонтанное восстановление».

Однако с помощью классического метода условных рефлексов мож­но вырабатывать не только условные двигательные и сенсорные реак­ции, но и эмоциональные (известны, например, опыты Миллера с испу­гом крыс). Этот факт подтверждается также опытом с генерализиру­ющимися невротическими фобиями: больной, который упал в обморок в операционной, испугавшись операции, падал в обморок и при виде бе­лого халата в парикмахерской.

Выработка классических условных рефлексов, однако, не является единственным способом. Торндайк (1889) и Скиннер (1939) в экспери­ментах на крысах доказали значение так называемых инструментальных, оперантных методов выработки условных рефлексов.

Основное различие между классическим и инструментальным мето­дом выработки рефлексов заключается в проблемной ситуации «на­учиться» связи между целью и средством, инструментом. Кошка Торндайка, запертая в клетке, добралась к пище, лежащей перед клеткой, вначале таким образом, что случайно нажала на механизм, открыва­ющий дверцу. В каждом последующем эксперименте уменьшалось чис­ло излишных нервных движений вплоть до того, что, наконец, она на­училась пользоваться механизмом сразу после того, как ее сажали в клетку. Аналогичным образом крысы в экспериментах Скиннера на­учились добираться к пище, надавливая на кнопку.

Следовательно, имеется принципиальное различие между классиче­ским и инструментальным методом выработки условных рефлексов, за­ключающихся прежде всего в том, что при классическом методе реакци не ставится как проблема. Можно было бы сказать, что речь идет о меха­ническом, самопроизвольном, спонтанном учении, в то время, как при инструментальном методе учения появляется проблемная ситуация, не­обходимость найти связь между средством и целью, требующая актив­ного участия подопытных животных.

память – предыдущая | следующая – лабиринтный метод учения