Современные представления о патологизирующих стилях воспитания и родительской позиции (продолжение)

А.А. Вдовиченко (1980) описал воспитание по типу по­творствующей гипопротекции, когда бесконтрольность и вседозволенность сочетаются с некритичностью к поведению подростка.

Противоречивое, хаотическое воспитание — это от­сутствие единого подхода к воспитанию, когда нет ясно вы­раженных, определенных, конкретных требований к ребенку или наблюдаются противоречия, разногласия в выборе воспи­тательных средств между родителями. При таком стиле вос­питания фрустрируется одна из важных базовых потребностей личности — потребность в стабильности и упорядоченности окружающего мира, наличии четких ориентиров в поведении и оценках. Не формируются самоконтроль и чувство ответ­ственности, отмечаются незрелость суждений, заниженная са­мооценка. Непредсказуемость родительских реакций лишает ребенка ощущения стабильности и провоцирует повышенную тревожность, неуверенность, импульсивность, а в сложных си- туациях даже агрессивность и неуправляемость, социальную дезадаптацию.

Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис (1998) выделили факторы родительского воспитания, наиболее важные с точки зрения формирования нарушений поведения и отклонений личности детей и подростков: уровень протекции, степень удовлетворе­ния потребностей ребенка, количество и качество требований, предъявляемых к ребенку.

Уровень протекции — количество сил, внимания и вре­мени, которое родители уделяют воспитанию ребенка. При гиперпротекции родители посвящают ребенку крайне много времени, сил и внимания, его воспитание становится главным делом их жизни. При гипопротекции подросток оказывает­ся на периферии внимания родителей, до него «не доходят руки», за воспитание берутся, лишь когда случается что-то серьезное.

Степень удовлетворения потребностей ребенка. При по­творствовании родители стремятся к максимальному и не­критическому удовлетворению любых потребностей ребенка, балуют его. Игнорирование характеризуется недостаточным стремлением к удовлетворению потребностей ребенка, причем чаще страдают духовные потребности, особенно потребность в эмоциональном контакте, общении с родителями.

Количество и качество требований к ребенку в семье оп­ределяется, по мнению авторов, степенью предъявляемых к ре­бенку требований (как обязанностей, так и запретов) и стро­гостью санкций.

Устойчивые сочетания указанных параметров, по мнению авторов, создают характерные негармоничные стили воспи­тания.

В работах Э.Г. Эйдемиллера, В. Юстицкиса, И.В. Добря- кова, И.М. Никольской обсуждается понятие воспитательной позиции родителей — совокупности установок родителей в отношении воспитания детей, характеризующих прежде всего самих родителей как субъектов воспитания. Наибо- лее важными чертами воспитательной позиции родителей являются адекватность, гибкость и прогностичность. Адек­ватность — умение родителей видеть и понимать индивиду­альность своего ребенка, представлять особенности его лич­ности, когнитивной, эмоциональной, мотивационной сферы, характерологических проявлений, способность замечать про­исходящие в его душевном мире изменения. Гибкость — спо­собность к изменению воздействий на ребенка по ходу его взросления или в связи с различными изменениями условий жизни семьи. Негибкая родительская позиция характеризу­ется склонностью к одной и той же модели поведения, не­желанием менять свои взгляды или обсуждать разные точки зрения. Прогностичность — способность родителей предвос­хищать, прогнозировать появление новых психических и лич­ностных качеств детей, в том числе и качеств, обусловленных семейным воспитанием. Непрогностичная, или «близорукая» (Эйдемиллер, Юстицкис, 1998), модель взаимоотношений с подростком характеризуется склонностью учитывать только особенности сиюминутной ситуации или непосредственные последствия своих поступков и не задумываться над более отдаленными.

Важнейшей, еще недостаточно изученной характеристи­кой родителей как субъектов воспитания является мотивация отношения к ребенку и ее субъективное осознание. Воспита­тельная позиция родителей обусловлена сложным взаимодей­ствием осознаваемых и неосознаваемых мотивов. Реально дей­ствующие мотивы, которые определяют взаимоотношения с детьми, могут вытесняться или быть представлены в сознании родителей замещающими, социально одобряемыми мотивами. Обобщая опыт семейной психотерапии подростков, Э.Г. Эй­демиллер и В. Юстицкис (2000) выделяют два вида наиболее часто встречающихся нарушений эмоционального отношения родителей к подростку: «неразвитость родительских чувств» и «сдвиг в установках родителя по отношению к подростку в за- висимости от пола». «Неразвитость родительских чувств» выражается в нежелании иметь дело с ребенком, поверхност­ном интересе к его делам. Причиной неразвитости родитель­ских чувств могут быть, в частности, особенности семейного воспитания. Так, женщины, на которых в детстве их собствен­ные матери обращали недостаточно внимания и которые не по­лучили от родителей необходимой поддержки, склонны при­менять карательные меры воспитания (браниться, шлепать) и срывать гнев на своих детях (Бэрон, Ричардсон, 1997). У очень молодых родителей родительские чувства значительно слабее, но имеют тенденцию усиливаться с возрастом. «Сдвиг в уста­новках родителя по отношению к ребенку в зависимости от пола» может вести к нарушениям полоролевой идентификации у подростков, использованию неадекватных защитных меха­низмов, невротическим реакциям.

Следует подчеркнуть, что заключение о патологизирующем характере стиля воспитания может иметь значение только при оценке взаимосвязей между индивидуально-психологическими особенностями родителя, его глубинными личностными харак­теристиками (мотивационно-смысловыми), поведением по от­ношению к ребенку и особенностями самого ребенка (возраст, индивидуально-психологические особенности, особенности психического состояния и психического развития). Так, выяв­ляемый при экспертизе стиль воспитания по типу гиперопеки не может считаться патологизирующим в отношении ребенка младшего возраста или гиперактивного ребенка старшего до­школьного возраста.

В связи с экспертными задачами патопсихологическая и клинико-психологическая беседа имеет ряд особенностей.

Клинико-психологическая беседа должна быть направлена на оценку отношения каждого из родителей к ребенку, роди­тельской позиции; выявление функциональной способности к обеспечению индивидуальных потребностей развития ребен­ка, особенностей воспитательной позиции.

Осведомленность родителя в вопросах, касающихся исто­рии развития ребенка, его индивидуально-психологических особенностей, эмоциональных и личностных потребностей рассматривается как непосредственное свидетельство участия родителя в воспитании.

Оценивается соответствие требований, предъявляемых родителем к ребенку, его возможностям.

При наблюдении за взаимодействием ребенка с каждым из родителей оценивается эмоциональное отношение родителя к ребенку, а ребенка — к родителю, признаки тревоги, способ­ность родителя оказать ребенку эмоциональную поддержку, продуктивность их взаимодействия.

гиперпротекция – предыдущая | следующая – воспитание детей

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.