Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

Мотивация, предполагающая извлечение психологических или прагматических “выгод”, образует стиль общения, известный в психологии как игровой, или транзактный. Надо сказать, что в принципе умение предвидеть и формировать нужную реакцию партнера по общению — важный компонент социально-компетентного поведения, отчасти даже ритуализированный, как, например, комплименты или традиционный обмен приветствиями. Сколь изящны могут быть эти “невинные хитрости” общения, блестяще продемонстрировал А.Моруа в “Письмах к незнакомке”. По-видимому, далеко не для всех и не во всех сферах жизни искусное управление поступками и чувствами партнера вызывает протест и разрушает отношения. К примеру, в производственных, деловых отношениях или политике “манипуляторство” предполагается и высоко ценится как профессиональное качество. Если судить по художественной литературе, то существовала определенная канонизация хитростей и проделок в отношениях, даже традиционно регламентированных (слуга и господин, мужчина и женщина). Субретка, строящая глазки любовнику своей госпожи, всего лишь милая плутовка — так же, как и слуга, кладущий в свой карман несколько монет, принадлежащих хозяину. Не веди они себя подобным образом, о них сказали бы — простофили. Примеры можно было бы умножить и далее, одно, по видимости, бесспорно: там, где ролевая структура отношений четко эксплицирована и принята общающимися сторонами, либо нет нужды прибегать к психологической игре, либо маневры, ловушки и интриги входят в естественный арсенал средств общения как атрибуты роли. Амплуа обманутого старика-мужа непременно требует от молодой жены привлекательности и кокетства — иначе тщеславный муж; чувствовал бы себя обманутым вдвойне. Поведением человека оказывается невозможно или не нужно управлять, если оно побуждается его истинными чувствами или внутренне присущими мотивами и ценностями. Там же, где человек, отказывается быть самим собой, где боится обнаружить искренность и скрывает (быть может, неосознанно или вынужденно) свое истинное отношение к партнеру по общению, последнее неизбежно становится манипулятивным, насильственным. Пропорция “игровых” и открытых, искренних отношений, естественно, различна в разных сферах общения, как и неодинакова потребность в интимности и близости у разных людей. Баланс (или конфликт) стремления к сохранению своего Я, индивидуации, независимости и потребности в привязанности, преодолении границ Я, разделяющих людей, во все времена составляли драму человеческих отношений.

Для нужд практической психологии, ориентированной на психологическую помощь и психотерапию, представляется одинаково важным изучение обоих стилей общения, за одним из которых (транзактным) стоит эгоцентрическая, или прагматическая мотивация контроля и управления поведением другого человека, за другим — мотивация, “фасилитирующая” взаимное личностное развитие равноправных партнеров (Роджерс К., 1987).

Феноменология насильственного общения как было показано выше, представлена особыми, манипулятивными стилями общения при неврозах и других пограничных состояниях. Хотелось бы обратить внимание читателей на известное сходство изученных нами устойчивых паттернов (или стратегий) внутренних и внешних действий, за счет которых поддерживается искаженная структура образа Я и образа Другого, с кругом феноменов, в терапии объектных отношений, получивших название проективной идентификации (Дж. Мастерсон). Психотерапия видит свою конечную цель в содействии изменению этого потенциально деструктивного стиля общения и скрывающейся за ним зависимой смысловой позиции самосознания.

Гуманистическая отечественная психология – предыдущая | следующая – Роль насилия

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах