Яндекс.Метрика

Познавательное развитие (траектория движения)

Предположим, что это утверждение верно. Какие фор­мы поведения можно было бы наблюдать? По-видимому, младенцы должны были бы упорно смотреть на то место, в котором до начала движения находился предмет. По данным Пиаже, в действительности это имеет место. Однако эти наблюдения не являются вполне убедительными, так как всегда можно возразить, что ре­бенок просто слишком медлителен, чтобы ответить на дви­жение. Можно было бы также предположить, что ребенок, следящий за движущимся предметом, будет оглядываться на то место, где располагался предмет до начала движения,— поведение, аналогичное продолжению слежения за уже остановившимся предметом. Такой вид поведения также наблюдался, однако эти данные ненадежны потому, что движущийся предмет, возможно, более интересен для ре­бенка, чем неподвижный.

Для проверки высказанных предположений был про­веден более сложный эксперимент. Детям показывался привлекательный предмет (игрушечный поезд, украшен­ный мелькающими огоньками). Поезд оставался неподвиж­ным в точке А в течение 10 секунд перед тем, как дви­нуться в точку Б, где он останавливался на 10 секунд перед возвращением в точку А. Там он находился в течение 10 секунк перед тем, как снова двинуться в точку Б. Такая последовательность А—Б—А—Б—А повторялась много раз. Как бы воспринял младенец эту последовательность, если бы он не знал, что неподвижный предмет остается тем же самым предметом при движении, и наоборот? Сна­чала он видит предмет неподвижным в точке А. Через 10 се­кунд этот предмет пропадает и появляется новый движу­щийся предмет. Затем движущийся предмет исчезает, а но­вый неподвижный предмет появляется в точке Б. Этот предмет также пропадает через 10 секунд, и появляется уже другой движущийся предмет. В свою очередь и он исчезает, а неподвижный предмет вновь появляется в точ­ке А и т. д. Младенцы в возрасте от 12 до 16 недель, ко­торым предъявлялась последовательность такого рода, сначала продолжают слежение после того, как предмет ос­тановился. Однако через несколько проб они привыкают к прослеживанию предмета от А до Б и обратно, не пере­скакивая на место фактической остановки предмета. Мла­денцы выглядят так, как если бы они действительно про­слеживали движение предмета от одного места до другого. Если приведенный выше анализ верен, то они должны были бы на самом деле видеть четыре предмета, в значительной степени игнорируя движущиеся и концентрируя внима­ние на неподвижных предметах. Вместо того чтобы на­учиться отслеживанию одного предмета от места к месту, младенцы усваивали нечто подобное следующему утверждению: «Объект в точке А пропадает, и объект в точке Б появляется: объект в точке Б исчезает, и объект в точке А появляется». Этот вид научения также должен был бы привести к плавному прослеживанию, которое наблюда­лось в эксперименте.

Предположим теперь, что объект, находящийся и точке А, вместо возвращения в точку Б движется на другое место — точку В. Что делали бы младенцы в этой ситуа­ции? Если они действительно следят за перемещением от­дельного предмета от одной точки до другой, то они долж­ны просто проводить объект глазами до его нового поло­жения. Если же, напротив, младенцы пользуются прави­лом: «Объект в точке А исчез — объект в точке Б появился», то они не будут прослеживать объект до точки В, а скорее начнут искать его в обычном месте — точке Б. Фактически это и имеет место. Младенцы игнорируют пред­мет, отчетливо видимый в точке В, и настойчиво ищут его в точке Б, часто выглядя удивленными и озадаченными, если предмета там нет (рис. 7.5).

 

 

 

 

 

 

Рис. 7.5. Во время контрольной пробы младенец вместо того, чтобы посмотреть влево, куда поехал вагончик, как правило, смотрит вправо, где вагончик останавливается во время предыдущих проб (Из: Т. G. R. Bower ,The Object in the World ol the Infant. Copyright © 1971 by Scientific American, Inc.).

Таким образом, создается впечатление, что младенцы, по возрасту соответствующие II стадии развития, не узна­ют неподвижный предмет, когда он начинает двигаться, точно так же как не узнают движущийся предмет, когда он останавливается. Немедленно возникает вопрос: ка­ким образом младенцы этого возраста идентифицируют предметы? При каких условиях они думают, что предмет остался тем же самым? Эта проблема отличается от той, которая рассматривалась до сих пор. Обсуждавшаяся ра­нее проблема состояла в определении того, считают ли младенцы, что предметы все еще существуют после исчез­новения из поля зрения. Теперь же мы задаем вопрос о том, при каких условиях младенец полагает, что предмет остался тем же самым. По-видимому, перехода от непод­вижного состояния к движению и наоборот достаточно, для того чтобы заставить младенца поверить, что он имеет дело с двумя разными предметами. Действительно ли в таком случае он думает, что предмет остается тем же са­мым до тех пор, пока находится на одном месте? И анало­гично, думает ли он,что предмет остается тем же, пока со­храняет одну и ту же траекторию движения? Фактически мы ставим вопрос о том, как младенец определяет иден­тичность предмета. Создается впечатление, что существу­ют два возможных определения: «Предмет остается тем же, пока находится на одном месте» и «Предмет остается тем же, пока сохраняет ту жe траекторию движения».