Яндекс.Метрика

Теория Александера

Исходя из концепции Кэнона (1920), изучавшего вегетативно регулируе­мые механизмы адаптации в экстремальных ситуациях, физиологические про­цессы, сопровождающие «эмоциональные состояния», – это адаптивные из­менения, которые подготавливают организм для борьбы и бегства, это «пере­ход от мирной экономики к военной». В то время как в «мирной экономике» преобладают анаболические процессы, в «военной» доминируют катаболические. дающие возможность действовать мгновенно в экстремальной ситуации (Alexander, 1950). На основе этой концепции он сформулировал «общую ди­намическую формулу» генеза психосоматических заболеваний: «При вытес­нении определенных импульсов или торможении их адекватного выражения в межличностных отношениях развивается хроническое эмоциональное напря­жение, оказывающее постоянное влияние на определенные вегетативные фун­кции» (Alexander, 1954).

Он различает две формы невротических расстройств вегетативных фун­кций, ведущих к нарушению «гармонии между внешней ситуацией и внутрен­ними вегетативными процессами»:

1.  Торможение или вытеснение ставших автономными враждебных по­буждений, ведущее к мобилизации вегетативных процессов для последующей агрессии, притом, что никаких действий не происходит.

2.  «Вегетативное отступление», которым более широкая группа невроти­ков реагирует на возникающую необходимость концентрированных усилий, направленных на самосохранение.

В обоих случаях вместо взаимодействия с окружающим миром возника­ет аутопластическое изменение. Александер указывает на то, что это актуаль­но для невроза, который всегда заключается в «отступлении от действия, в подмене действия аутопластическими процессами».

Но в то время как при психоневрозах без соматических симптомов мо­торная деятельность заменяется психологической, при вегетоневрозах эмоци­ональное напряжение, связанное с подготовкой к невыполняемому действию, вызывает хронические внутренние вегетативные изменения. Александер дает этому прежде всего физиологическое объяснение. При чисто психическом за­болевании в ЦНС не нарушены функции контроля отношений с внешним ми­ром. При вегетативных неврозах, напротив, происходит расстройство разде­ления функций нервной системы, то есть наступает или хроническая гиперак­тивность симпатической нервной системы, приобретающая патогенность в силу отсутствия двигательного отреагирования, или парасимпатическое пере­возбуждение, ведущее к парадоксальным вегетативным реакциям организма на необходимость действовать. Так, например, больной с желудочно-кишеч­ной симптоматикой готовит себя «к питанию вместо борьбы» (Alexander, 1950).

Очевидно, что такая физиологически дескриптивная классификация еще не отвечает на психодинамические вопросы о психических причинах генеза симптомов и не помогает разъяснить, почему в каждом отдельном случае воз­никает психическая или органическая симптоматика. Александер сам подчер­кивает предварительный характер этого разделения. Все же на этой основе ему удалось создать классификацию психосоматических заболеваний.

Клинические картины эссенциальной гипертонии, сахарного диабета, ревматического артрита, тиреотоксикоза и группы цефалгий он объясняет по­стоянно поддерживаемой «вегетативной подготовкой к концентрированным усилиям». Клинические картины функциональных расстройств желудочно- кишечного тракта он объясняет «вегетативным отходом» от действия в силу необходимости «концентрированных усилий по самосохранению».

Его существенный вклад заключается, с моей точки зрения, в том, что он психодинамически исследует эмоциональные состояния, лежащие в основе органической патологии, развивая при этом концепцию «логики эмоций» (Alexander, 1934, 1935), оказавшуюся чрезвычайно плодотворной для пони­мания и изучения соматического языка. Александер нашел, что во всех психи­ческих процессах может наблюдаться взаимосвязь и противодействие психи­ческих тенденций, которые, вне зависимости от содержания психических процессов, могут различаться относительно их «фундаментального динамичес­кого качества» и «общего динамического направления».

В этом смысле он говорит о «векторном качестве» психических процес­сов, различая следующие три вектора (Alexander, 1935):

1.  стремление к поглощению;

2. стремление к выделению;

3.  стремление к удержанию.

Александер предполагает, что эти «векторы» в рамках объектных отно­шений могут становиться носителями как либидинозных, так и деструктив­ных импульсов, их полярность отражается в специфических «эмоциональных силлогизмах». Стремление к поглощению может, например, проявляться в потребности как что-то принять, так и что-то отнять. Стремление к выделе­нию может проявиться как в потребности что-то дать, так и в желании что-то агрессивно выбросить. Стремление к удержанию может означать стремление что-то сохранить у себя, чтобы выстраивать свое Я, но может означать и утаи­вание чего-то от других.

Александер (1935) считает, что эти векторы не только обозначают психо­динамические тенденции, но одновременно должны пониматься как основ­ные принципы всех биологических процессов.

Он утверждает: «Я убежден, что это динамическое равновесие между тремя векторами приема, удаления и удержания управляется биологически и представляет фундаментальную динамику биологического процесса жизни. Эмоциональные силлогизмы, подобные приведенным выше, являются отра­жением в сознании этой фундаментальной биологической динамики, которая может быть понята и описана как психологическими, так и биологическими терминами».

С помощью этой концепции Александер стремился, пользуясь вектор­ным анализом, определить «логику эмоций», лежащую в основе вегетатив­ного невроза, или специфическую форму их нарушений, поначалу пренеб­регая при этом связанными с эмоциями содержаниями представлений. Пло­дотворность этого подхода он смог проверить впервые на примере желу­дочно-кишечных расстройств (Alexander, 1934). Вместе со своими сотруд­никами он разработал широкую исследовательскую программу, целью ко­торой было изучение на основе «векторного анализа» специфической ди­намики конфликта, определяющей различные психосоматические заболе­вания, а также объективация психодинамическими формулами «эмоцио­нального силлогизма» отдельных вариантов симптоматического поведения (Alexander, 1943, 1968).

Эти усилия намного превосходили попытки Фландерса Данбара (1954) установить корреляцию между дескриптивными «личностными профилями» и специфическими клиническими картинами. Александер стремился устано­вить связь между специфическими бессознательными конфликтными ситуа­циями и отдельными формами вегетативного невроза.

Вегетативный невроз – предыдущая | следующая – Критика концепции Александера

Психосоматическая терапия. Оглавление