Яндекс.Метрика

Характер и социальный процесс (теоретический человек)

Выдвигая положение о том, что социальный характер определя­ется способом существования данного общества, я хочу напомнить читателю о проблеме динамической адаптации. Хотя и верно, что человек формируется, приспосабливаясь к требованиям экономиче­ских и социальных структур, но его адаптивные возможности не­безграничны. Существуют не только определенные психологические потребности, настойчиво требующие своего удовлетворения, но и некоторые неотъемлемые психологические качества, невозможность реализовать которые приводит к определенным реакциям. Что это за качества? Наиболее важным из них является тенденция к росту, развитию и реализации потенций, выработанных человеком в про­цессе истории, таких, например, как способность к творчеству, к критическому мышлению, способность утонченно чувствовать. Каж­дая из этих потенций имеет свою динамику. Раз появившись в процессе эволюции, они постоянно стремятся реализовываться. Эти тенденции могут подавляться и фрустрироваться, но такое подавление приводит к особым реакциям, в частности к формиро­ванию деструктивных и симбиотических импульсов. Общая тенденция к росту, которая является психологическим эквивалентом иден­тичной биологической тенденции, выражается, в частности, в стремлении к свободе и в ненависти к угнетению, так как свобода является необходимым условием любого развития. В свою очередь, стремление к свободе может подавляться и в конце концов даже исчезнуть из сознания индивида, но даже тогда оно продолжает существовать как потенциальность, что проявляется в сознательной или бессознательной ненависти, всегда вызываемой таким по­давлением.

Есть основания предполагать, как уже говорилось, что стрем­ление к справедливости и истине является неотъемлемой чертой человеческой природы, хотя оно может подавляться и искажать­ся, так же как и стремление к свободе. Однако, предполагая это, мы,попадаем в опасное теоретическое поле. Здесь легко оказать­ся под властью известных религиозных и философских объяснений этих тенденций, т. е. объяснить их либо верой в то, что человек создан по образу и подобию божьему, либо, что эти потенциаль­ности существуют благодаря действию особого естественного зако­на. Мы, однако, не можем основывать наши доводы на таких объ­яснениях. По нашему мнению, единственным способом объяснения этих   стремлений человека к справедливости и истине является анализ всей человеческой истории, как социальной, так и индиви­дуальной. В ней мы обнаруживаем, что для каждого бесправного идеи справедливости и истины — важнейшее средство в борьбе за свою свободу и развитие. Наряду с тем, что большая часть чело­вечества на протяжении его истории была вынуждена защищать себя от более сильных групп, которые подавляли и эксплуатирова­ли ее, каждый индивид и в детстве проходит через период бесси­лия. Мы, таким образом, приходим к следующему: характер не зафиксирован в биологической природе человека, его развитие определяется основными условиями жизни, но вместе с тем чело­веческая природа имеет свою собственную динамику, которая яв­ляется активным фактором социальной эволюции. Пусть мы и не в состоянии пока объяснить в психологических понятиях, что из себя представляет эта динамика, но все же мы должны признать ее существование. Пытаясь избежать ошибок биологических и ме­тафизических концепций, нам следует опасаться столь же серьез­ной ошибки — социологического релятивизма, который представляет человека не более, чем марионеткой, управляемой нитками социаль­ных обстоятельств. Неотъемлемые права человека на свободу и счастье заложены в  присущих ему  качествах: стремлении жить, развиваться, реализовать потенциальности, развившиеся в нем в процессе исторической эволюции.

Шпрангер (Spranger) Эдуард (27 ию­ня 1882 — 17 сентября 1963) — не­мецкий философ-идеалист, психолог и педагог. Профессор в Лейпциге (с 1912) и Берлине (1920—1946). В 1944 г. подвергся аресту и заключе­нию в Моабитскую тюрьму. Ректор Берлинского университета (1945). Профессор в Тюбингене (с 1946). В работах Шпрангера получила даль­нейшую разработку и реализацию вос­ходящая к В. Дильтею программа по­строения особой, так называемой «описательной психологии», или «психологии как науки о духе». В противовес внешнему «рассудочному» объяснению естествознания именно в понимании или «интуитивном по­стижении» внутренней (телеологи­ческой) связи душевной жизни челове­ка видели В. Дильтей и Э. Шпрангер специфический метод гуманитарных наук, своеобразной методологией которых и должна была стать «пони­мающая психология». В своем основном сочинении — «Фор­мы жизни» (Lebensformen. Halle — Saale, 1914) Шпрангер выделил шесть основных идеальных типов людей соответственно различиям в их ценност­ной ориентации. Эти основные типы людей трактуются Шпрангером как универсалии человеческой природы, независимые от места и времени, без учета конкретных исторических и со­циальных условий, т. е. абстрактно-метафизически.

Соч.: Psychologie des Jugendaltes. Lpz., 1924; Kultur and Erziehung, 4 aufl., Lpz, 1928; Die Magie der Seele, 2 Aufl., Tubingen, 1949; Kulturfragen der Gegenwart, 3 Aufl., Hdlb., 1961; Hdlb, 1962. В русском переводе: Эроти­ка и сексуальность (2-я гл. из «Психоло­гии юношеского возраста»). — В кн.: Педология юности. М., 1930; Две психологии (1-я глава из книги «Фор­мы жизни»). — В кн.: Хрестоматия по истории психологии (под ред. П. Я. Гальперина и А. Н. Ждан). М., 1980.

Лит.: Выготский Л. С. Основные течения современной психологии. — В кн.: Избранные психологические произведения. М., 1956; Ярошевский М. Г. История психологии. 2-е изд. М., 1978.

Основные идеальные типы индивидуальности

Э. Шпрангер

1. Теоретический человек

Теоретическая установка является собственно лишь тенденцией, которая, так же как и все остальные установки, никогда не встре­чается у живого человека совершенно изолированно, в абсолютно законченном ценностном соответствии. Чисто теоретический человек — это всего лишь конструкция. В реальном мире его никогда не будет, хотя он обладает своей внутренней логикой, к которой может приближаться живой человек, а именно если у него с выра­женной односторонностью господствует познавательная установка. Какова же эта установка?

Теоретический человек, в чистом виде, знает лишь одну страсть: страсть к проблеме, к вопросу, которая ведет к объяснению, уста­новлению связей, теоретизированию. Его переживания оторваны от реальной жизни: он может отчаяться от невозможности познать, ликовать из-за чисто теоретического открытия, будь это даже то открытие, которое убивает его. Он изнуряет себя как психологи­ческое существо ради порождения чисто идеального мира законо­мерных связей. Для него имеет ценность лишь чистота методов познания — истина любой ценой. Мир для него — это бесконеч­ное производство сущностей и система отношений зависимости. С помощью этого представления он преодолевает зависимость от момента. Он живет в мире без времени, его взгляд проникает в далекое будущее, иногда охватывает целые эпохи; погружаясь в них, он связывает прошедшее и будущее в закономерный порядок, создаваемый его духом. Его Я причастно к вечности, светящейся в непреходящей ценности его истин. В практическое поведение он также вносит систему, которая отсутствует у существ, живущих моментом, руководимых инстинктами. В равной мере он соединяет в себе предметность, необходимость, всеобщую закономерность и логику. В наиболее естественном и чистом виде эта форма жизни воплощается в профессиональных ученых, которые, как правило, приходят к постановке своих жизненных задач в результате сво­бодного интереса. Но предварительные ступени такого рода духов­ной организации встречаются и независимо от профессиональной принадлежности, и, возможно, на них гораздо отчетливее выступают структурные особенности типа, чем у больших ученых, которые ча­сто являются очень сложными натурами.

структура характера – предыдущая |следующая –

Оглавление. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырей. Психология личности. Тексты.

Эффективная консультация психолога в Москве.