Яндекс.Метрика

Типология сезонных депрессий с учетом особенностей соматовегетативных проявлений. Клинические наблюдения (продолжение)

Психическое состояние. Выглядит соответственно возрасту. Носит одежду темных тонов. Несколько напряжена. В процессе беседы держится несколько свободней. Активно жестикулирует. Движения размашистые, резкие. Мимика живая. В беседу вступает охотно. Голос модулированный. В речи использует яркие образные сравнения, иногда сленговые выражения. На вопросы отвечает в плане заданного, подробно, излишне детализируя. В суждениях несколько категорична. Раздражительна. Недовольна тем, что проживает в неблагоустроенном доме. Говорит, что если бы позволили финансовые средства, с удовольствием бы стала жить в Новой Зеландии, где круглый год лето, т.к. обожает море, солнечную, жаркую погоду. Подробно излагает составленную самой классификацию головных болей: на «давящие, распирающие, долбящие» и т.п. Для пояснения ответов, чертит схемы.

В жалобах превалируют описания разнообразных телесных ощущений, нестойких, сменяющихся одно другим и сходных с теми, которые испытывала при физических болезнях. Чаще всего беспокоят сердцебиение с колющими болями в груди, периодически – головные боли, обычно давящего характера, иногда – тошнота, тяжесть в желудке. Наиболее тягостным в состоянии считает резкое усиление слабости, бессилия, которые не покидают даже тогда, когда не испытывает никаких неприятных ощущений. Заметила, что утомляемость нарастает с начала сезона дождей в ноябре месяце, порой целый день проводит в постели. Любая, даже самая простая работа, влечет за собой усиление слабости. Из дома при возможности не выходит. На службе не хочет ни с кем общаться. Несколько лучше чувствует себя на улице “в солнечную теплую погоду”. В течение дня состояние не меняется.

О сниженном настроении по собственной инициативе не рассказывает. Полагает, что “выраженной подавленности нет”, преобладает апатия, которую напрямую связывает с основной жалобой – слабостью. Нет желания что-либо делать. Из-за постоянной слабости рано ложится спать, сон не приносит чувства отдыха. По утрам ощущает себя особенно разбитой. трудно подняться, “хочется спать до обеда”. Аппетит избирательный. С удовольствием ест шоколад, свежие сладкие фрукты, сдобу; отказывается от острой, горячей пищи, которую в течение жизни употребляет с удовольствием. Объясняет свой отказ повышенной чувствительностью к температуре и вкусу еды. Сообщает, что за неделю прибавила в весе 2 кг. Суицидальные мысли отрицает. Обманов восприятия не выявлено.

На фоне  психотерапии состояние значительно улучшилось. Стала активнее, появились планы на будущее, интерес к семейным делам. Отмечала, что настроение вернулось к “обычному”, утомляемость  заметно уменьшилась, полностью редуцировались неприятные телесные ощущения.

Катамнез (амбулаторная консультация, декабрь 2004 года). После выписки из клиники чувствовала себя удовлетворительно. Сохранялось ровное настроение, справлялась с домашними и профессиональными обязанностями. С осени 2003 г. отметила очередное снижение настроения с появлением мышечных болей и прежних соматовегетативных проявлений. Несмотря на ухудшение состояния продолжала работать, при этом на работе была активной, ярко красилась, старалась хорошо выглядеть. Приходя же домой, чувствовала себя изможденной, нередко среди дня ложилась отдохнуть, с трудом занималась домашним хозяйством. Состояние обошлось самостоятельно к марту 2004 г, сменившись кратковременным (1 месяц) периодом приподнятого настроения. По поводу аффективных колебаний к врачам не обращалась. В промежутках между фазами состояние полностью нормализовалось, снова выходила на работу, занималась домашними делами; поддерживающее лечение не принимала. Настоящее ухудшение в течение 3 недель, аналогичное описанным выше сезонным депрессивным состояниям. Начала самостоятельно принимать прежнюю терапию. От госпитализации отказалась, ссылаясь на занятость на работе.

В представленном наблюдении сезонное аффективное расстройство развилось у пациентки с чертам ригидности, педантизма, а также со склонностью к конверсионным проявлениям в реакциях (“дрожь в теле”, «ком» к горле и «предобморочное состояние» при публичных выступлениях в школе и в ВУЗе и т.д.). Эти особенности конституционального склада, позволяют отнести их к патохарактерологическим девиациям истеро-тревожного круга.

Начало САР нельзя оценивать как аутохтонное. При этом речь не идет и о соматогенной или реактивной провокации. Реактивная депрессия на измену мужа, непосредственно предшествующая первой сезонной депрессии в 26 лет, отстоит от нее более чем на полгода и характеризуется типичными чертами психогений.

В этой связи уместно упомянуть мнение ряда авторов о том, что предрасполагающими к развитию САР являются хронобиологические факторы: длительность светового дня, среднесуточная температура, уровень осадков [Дженнер Ф.А., 1971; Алякринский Б.С. с соавт., 1985; Газиев З.М. с соавт., 2000;  Verhaest S., Pierloot R., 1980; Winkler D., Willeit M., et al., 2002; Andruskevicius S., 2005]. Данное утверждение подкрепляется наличием сходного стереотипа формирования САР данного типа во всех 58 наблюдениях. В роли триггеров выступают изменения метео-климатических факторов, на что указывают сами пациенты.

САР характеризуется биполярным течением со сменой депрессивных фаз непродолжительными (до 1 месяца) периодами гипоманий и 7-8-ми месячными периодами эутимного состояния.

Проявления САР на всем протяжении расстройства соответствуют клинической картине “типичной” сезонной депрессии с преобладанием массивных гиперстезических соматовегетативных феноменов, сопровождающихся истеро-конверсионной и сенестопатической симптоматикой. Наблюдается характерная для САР “сосредоточенность депрессивного самосознания на соматической сфере” [Weitbrecht H., 1967].

В структуре гипотимических расстройств доминируют астено-апатические симптомы. Причем проявления депрессии не превышают “субаффективного” уровня и как бы вторичны по отношению к соматовегетативным [Осипов В.П., 1931; Протопопов В.П., 1961; Мальцева С.Н., Скороходова Т.Ф., 1985; Синицкий В.Н., 1986; Герцик Л.Г. с соавт., 1988; Даниленко К.В.,  1994; Корнетов Н.А., 2001; Острянина Н.Л., 2002; Симуткин Г.Г., 2002; Семке В.Я. с соавт., 2004; Kasper S. et al., 1991; Krauchi K., Reich S., Lam R. W., 1994; Lam R.W., 1998; Axelsson J. Et al., 2002; Eagles M. et al., 2002; Wirz-Justice A., 2003]. Астенические нарушения характеризуются такими чертами “адинамической астении” [Осипова Е.А., 1935], как падение активности, утомляемость, вялость, снижение жизненного тонуса, элементы психомоторного торможения.

Представленное наблюдение иллюстрирует также основную черту, характеризующую сезонные депрессии с гиперстезическим соматическим комплексом: психопатологическая картина аффективных нарушений данного типа может быть определена как «депрессия без депрессии» или маскированная депрессия (по P. Kielholz [1973]) (“соматопсихическая депрессия” (по W. von Baeuer. [1948]), “вегетативная депрессия” (по R. Lemke [1949]) [Тиганов А.С. с соавт., 2004; Erkwon R., 1986;  Judd L.L., 1998; Sotsky S.M., Simmens S.J., 1999].

апатии  в осенне-зимний период – предыдущая | следующая  – второй тип сезонных расстройств

Депрессивные фазы с осенне-зимним сезонным ритмом. Содержание.