Яндекс.Метрика

Личность в условиях хронического соматического заболевания (продолжение)

Решение вопроса о роли личности в патологии, по мнению Л.Л.Рохлина (1970), подразумевает выяснение ряда важных обстоятельств:

Что привносят те или иные особенности личности в психическую патологию, как влияет характер преморбидной личности больного на клинические проявления заболевания, его течение и исход, каковы возможности компенсации образовавшегося дефекта, в какой мере те или иные особенности личности могут определять прогноз течения заболевания. Что привносит та или иная патология в личность, как она реагирует на болезни.

Задача изучения субъективной стороны заболевания была поставлена еще в прошлом веке в работах М.Я.Мудрова (1949): “Чтобы правильно лечить больного, надобно узнать, во-первых, самого больного во всех его отношениях, потом надобно старать ся узнавать причины, на его тело и душу воздействующие, наконец, надобно объять весь круг болезни, и тогда болезнь сама скажет имя свое, откроет внутреннее свойство свое и покажет наружный вид свой” (С.64). Начиная с работ М.Я.Мудрова, Г А.Захарьина, П.Б. Ганнушкина наметился целостный подход в исследовании больного, предполагающий тщательное изучение и правильное понимание роли личности при возникновении того или иного заболевания, что позволяет добиться большей эффективности как в изучении этиологии и патогенеза заболеваний, так и в организации лечения и профилактики болезней.

Указывая на необходимость целостного подхода к больному, Ф.В.Бассин отмечает, что болезнь как процесс зависит не только от внешних, но и от внутренних, субъективных моментов, от личности больного, от его эмоциональных переживаний (1971). По мнению автора, до настоящего времени недостаточно выяснен “вес” психологического фактора, его функциональная мощь, объем сдвигов, которые он может обусловливать как в отношении прямого, так и обратного развития болезней. Для нас представляет интерес предположение Ф.В.Бассина о том, что удельный “вес” психологического фактора, возможно, особенно велик в фазе начала болезни и убывает по мере углубления заболевания. На уменьшение значения реакции личности больного по мере развития заболевания указывают также Я.П.Фрумкин и И.А.Мизрухин (1970).

О важности изучения субъективной стороны заболевания писал в 1944 г. Р.А.Лурия, продолжая развитие идей Гольдшейдера (1926) об “аутопластической картине заболевания”. Р.А.Лурия указывал, что хорошее знание жалоб, переживаний и изменений характера больного так же важно для постановки диагноза, как и результаты объективного исследования его болезни. Он отмечал также, что успехи медицинской техники не исключают и не заменяют исследования личности больного. Подробное и методическое изучение жалоб больного, по мнению Р.А.Лурия, отнюдь не является эмпирическим методом, а все больше и больше получает строго научное обоснование, ничуть не меньшее, чем методы ее объективного изучения (Р.А.Лурия, 1977).

Изучение субъективной картины болезни все более явно становится центральным звеном в анализе личностной проблематики больного. Субъективная (внутренняя) картина болезни (ВКБ) начинает выступать для исследователей в качестве увеличительного стекла, позволяющего заглянуть во внутренний мир больного. Обратимся к литературе и рассмотрим круг основных вопросов, который обсуждается в ней в связи с проблемой ВКБ.

Поскольку в последние годы появился целый ряд работ, освещающих медико-психологические аспекты ВКБ (Конечный, Боухал, 1982; Квасенко, Зубарев, 1980; Карвасарский, 1980; Смирнов, Резникова, 1983; Lipowski, 1983; Ташлыков, 1984; Арина, Тхостов, 1991; Тхостов, 1991; и другие), мы остановимся лишь на тех вопросах, которые важны в контексте данной работы.

Сразу же отметим, что традиционное разделение аспектов исследования на сомато- и психогенное влияние болезни представляется достаточно условным, так как очевидно, что воздействие соматических вредностей, болезни на психическую сферу в значительной степени зависит от преморбидных черт личности, стиля поведения, сложившегося до болезни. Психологические факторы риска, приведшие к развитию заболевания, “не исчезают” после начала болезненного процесса, а продолжают “работать” в новых условиях. Личностная реакция на заболевание, приспособление к болезни за счет сложившихся в течение жизни способов преодоления вплотную подводят исследователя к проблемам психологической реабилитации в соматической клинике.

Для изучения субъективной стороны заболевания был введен целый ряд терминов, среди которых “переживание болезни” (Шевалев, 1936; Ковалев, 1974), “сознание болезни”, “отношение к болезни” (Рохлин, 1972), “соматонозогнозия” (Квасенко, Зубарев, 1980) и другие. Анализ понятийного аппарата был проведен нами ранее (Николаева, 1987). Было показано, что каждое из этих понятий выделяет одну какую-то сторону такого сложного явления, как субъективная реакция на болезнь. Наиболее полно отражающим реальность, как мы полагаем, является понятие “внутренняя картина болезни” (ВКБ). Под ВКБ Р.А. Лурия понимал “все то, что испытывает, переживает больной”, всю массу “его ощущений… общее самочувствие, самонаблюдение, его представления о своей болезни, ее причинах… — весь тот огромный мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм” (Р.А.Лурия, 1977. С.38).

В рамках клинического подхода анализ ВКБ проводится в терминах психопатологии. При этом наличие или отсутствие и степень выраженности отдельных психических нарушений является основным критерием квалификации ВКБ. Наиболее часто обсуждаются такие вопросы как: типология реакций на болезнь, факторы, влияющие на формирование этих реакций, их динамика в процессе лечения.

Возьмем в качестве примера классификацию личностных реакций на инфаркт миокарда, предложенную Зайцевым В.П. Автор выделяет: адекватный (пониженный, с элементами анозогнозии; средний; повышенный, с элементами ипохондрии); тревожно-депрессивный; кардиофобический; ипохондрический; анозогнозический; истерический типы реакций. Клинико-дискриминативными критериями отнесения реакции к адекватной явились следующие признаки: а) поведение больного и ВКБ соответствуют имеющейся у больного информации о тяжести инфаркта миокарда, его возможных последствий; б) больной соблюдает режим, требования врача; в) больной в состоянии контролировать свои эмоции. Зайцев В.П. отмечает частоту названных реакций на болезнь в подостром периоде инфаркта миокарда. Спустя 6 месяцев — 1 год автор определяет психическое состояние больных как нормальную психическую реадаптацию, которая может быть успешной или удовлетворительной (продолжающейся), и психическую дезадаптацию (неврозы, патологическое развитие личности) (Зайцев В.П., 1975).

Предлагается оценивать выраженность психопатологических синдромов на разных этапах инфаркта миокарда в баллах, количественно измерять эмоциональные состояния больных (Афанасьев П.В., Батаев Б.П., Борисов Н.В., 1986; Philip A., 1987).

Что касается адекватных реакций на болезнь в клинике инфаркта миокарда, то есть мнение, что их типология шире. Предполагается, что методически правильнее говорить вообще не о патологических и адекватных реакциях на болезнь, а о патологических (с психопатологической симптоматикой) и непатологических (в рамках психического здоровья). Выделяются три варианта реакций на болезнь в рамках психического здоровья, которые различаются по степени адаптации больных, дезактуализации психотравмирующей ситуации. При этом больные, демонстрирующие “адекватную” реакцию, также нуждаются в психотерапевтической помощи (Морозов В.И., 1983).

Феноменология личности – предыдущая | следующая – Классификация типов ВКБ

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах