Яндекс.Метрика

Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах (продолжение)

1.6.2. Стиль самоприукрашивания и образования слепых пятен в самовосприятии

Данный стиль защиты самоотношения своим аналогом имеет известные приемы вытеснения, отрицания, проекции и расщепления, смысл которых состоит в уклонении от встречи с собственными отвергаемыми или неодобряемыми качествами. Образовавшиеся “пустоты” заполняются субъективно желательными, но реально отсутствующими “достоинствами” и “добродетелями”1. Одна из наиболее распространенных защитных тактик заключается в акцентировании или прямом приписывании Я привлекательных и высоконравственных качеств: “трудолюбия и ответственности”, “бескорыстного служения делу и отстаивания идеалов”, “способности к самопожертвованию в дружбе и любви”. Чрезвычайно популярен прием, который можно было бы назвать “умением из недостатка сделать добродетель”. Так, присущая пациентам эмоциональная несдержанность, слабость самоконтроля в самосознании трансформируется в “принципиальность”, “тонкость и артистичность”; замкнутость в общении — в “альтруизм”, “нежелание перекладывать свои беды на плечи близких”. В то же время не-Я лишается каких бы то ни было вызывающих симпатию черт и одновременно ему приписываются качества, оттеняющие “хорошесть” Я. Например, если для Я гарантией успеха в профессиональной сфере является “трудолюбие”, то к не-Я успех “приходит не благодаря, а вопреки его способностям и возможностям”; Я обладает всеми добродетелями, позволяющими ожидать от других ответного чувства приязни — не-Я, напротив, “эгоистичен, корыстен, в любви и дружбе ищет только самоутверждения и личной выгоды”. Обеспечивая сиюминутную “выгоду” — снижение тревожности и достижение позитивного самоотношения, подобная тактика в целом, как средство систематической саморегуляции, недостаточно эффективна. Во-первых, за счет асимметричной атрибуции “хороших” и “плохих” качеств усиливается Дистанцирование между Я и не-Я вплоть до расщепления, исключающего всякую возможность коммуникации, диалога, а следовательно, и самокоррекции. Во-вторых, систематическое использование “самоублажающей” стратегии приводит к переоценке самоэффективности и использованию “публичного Я” как средства манипулирования оценками Других. Самоприукрашивание можно соотнести и с одним из приемов интрапсихической инграциации (термин Якубика А.), или интрапсихической “метакоммуни кации” (термин Лэнга Р.), рассчитанной на обеспечение позитивного, шире — субъективно-выгодного, самовосприятия и самооценки исключительно посредством манипулирования знанием о себе, минуя реальные изменения собственной жизни и себя в ней.

Уязвимость стиля самоприукрашивания и в том, что он неизбежно ведет к конфронтации с Другими, поскольку только обесценивая окружающих, Я способно сохранить самоценность и самоприятие. Оказавшись в изоляции, один на один с собой Я не может поддерживать идеализированно-фальшивый образ Я, ибо он по своей природе “публичен”. “Раздутая” в противопоставлении себя Другим, в их отсутствии самооценка “чахнет”.

1 Сходный феномен “ложного Я” описан в литературе как компенсаторный результат “потери” в раннем детстве материнской любви и привязанности (Боулби Дж., Винникот Д., Крон А.)

Стиль эмоциональной подпитки – предыдущая | следующая – Стиль привлечения рациональных аргументов

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях