Личность в условиях хронического соматического заболевания (продолжение)

Соматическое заболевание (в особенности, с тяжелым хроническим течением) качественно изменяет всю социальную ситуацию развития человека: изменяет уровень его психических возможностей, ведет к ограничению контактов с людьми, т.е. оно меняет объективное место, занимаемое человеком в жизни, а также — его “внутреннюю позицию” (Божович Л.И., 1968) по отношению к себе самому и жизни в целом. Рассмотрим более подробно, в чем состоят эти изменения.

Прежде всего следует подчеркнуть, что тяжелая соматическая болезнь может изменить сами биологические условия протекания деятельности. Вследствие соматогенной интоксикации или явлений гипоксии могут измениться операциональные и энергетические возможности осуществления деятельности. Само по себе биологическое изменение организма не входит в содержание социальной ситуации развития, а является лишь предпосылкой протекания психической деятельности, однако, оно отражается на общей динамике деятельности, выносливости человека к нагрузкам (физическим и психическим), устойчивости энергетического потенциала деятельности, сохранности ее операционального состава (Зейгарник Б.В., Братусь B.C., 1980; Николаева В.В., 1987) и т. д. Все эти собственно психологические последствия не могут не вызвать у человека желания понять, что изменилось в нем и стремления скорректировать сложившиеся жизненные стереотипы.

Взрослый человек вступает в новую жизненную ситуацию с уже сложившимися особенностями психической организации: определенным уровнем познавательных возможностей, мотивационной структуры личности, самооценкой и т.д. Все эти качества могут быть изменены (ослаблены) вследствие болезни. Болезнь может изменить и перспективу человеческой жизни в целом. Всякое истинное развитие предполагает именно направленность в будущее, открытость перспективы движения. Изменения эскиза будущего — одна из наиболее существенных характеристик новой, складывающейся в условиях болезни социальной ситуации развития. Как показывает опыт работы с больными, будущее для них часто становится неопределенным, теряет свои четкие очертания, в ряде же случаев перспектива будущего развертывается перед больным в оскудевшем виде, не соответствующим преморбидно сложившимся планам и ожиданиям. В этом и состоит одно из наиболее драматичных для заболевшего противоречий новой жизненной ситуации.

Новую, возникшую в условиях болезни социальную ситуацию развития “утяжеляет” наличие социальных последствий болезни, среди которых важнейшими являются изменения профессионального и семейного статуса человека. Вынужденный отказ от привычной профессиональной деятельности (необходимость в смене профессии в связи с заболеванием или переход на инвалидность), превращение в объект семейной опеки, изоляция от привычного социального окружения (например, длительное стационарное лечение) становятся важнейшим условием изменения психического облика.

И, наконец, новая социальная ситуация развития становится предметом активной внутренней “работы” самого больного, вследствие которой формируется новая “внутренняя позиция” человека, содержание и динамика которой отражают основные смысловые изменения в структуре личности. Новая социальная ситуация развития может стать источником формирования у человека как психологически позитивных для развития его личности новообразований (в виде, например, компенсаторных и приспособительных проявлений), так и негативных черт с тенденцией к оскудению и обеднению всего психического облика, сужению связей с миром и т.п. Последнее в медицинской литературе квалифицируется в понятиях невротического, психопатоподобного и патохарактерологического развития больного.

Таким образом, для понимания психологии соматически больного необходимо рассматривать социальную ситуацию развития в условиях болезни.

Как нетрудно заметить, социальная ситуация развития в условиях болезни весьма противоречива по своему содержанию и может быть квалифицирована как кризисная. Однако, как показывают клинико-психологические наблюдения, несмотря на подобный ее объективный контур, кризиса психического развития может и не быть.

В литературе описаны (Жизненный путь личности, 1987; Ниемеля П., 1982; Роинишвили М.О., 1988; Bugen L., 1977; Vaillant J., 1977) различные исходы кризиса: он может как затормозить общий ход развития, так и привести к значительному росту, самоактуализации личности (Мягер В.К., 1985). Наиболее легко разрешаются те кризисы, которые вызваны изменением операциональных возможностей осуществления деятельности (например, несоответствие навыков и умений характеру выполняемой деятельности). В том же случае, когда они вызваны наличием смысловых противоречий или потерей общей осмысленности жизни, кризисы взрослости протекают особенно тяжело и с трудом поддаются разрешению (Василюк Ф.Е., 1984; Франкл В., 1990; Greenblatt M., 1984). Кризисы этого типа могут получить разрешение только через изменение смыслового наполнения жизнедеятельности (Братусь B.C., 1980).

Каковы психологические механизмы, способствующие эффективному выходу из кризиса или возникновению и стабилизации личностных изменений (ущерба, дефекта личности)? И что особенно важно — каковы психологические (личностные) резервы, позволяющие человеку осуществлять полноценный личностный рост, вопреки сложившимся обстоятельствам?

Проблема кризиса развития – предыдущая | следующая – Возможности преодоления кризиса

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах