Яндекс.Метрика

Факторы, имеющие экспертное значение при психолого-психиатрической экспертизе родителя, проживающего отдельно (продолжение)

3) Эмоционально отвергающее или жестокое обращение с ребенком в период совместного проживания. Согласно резуль­татам зарубежных исследований, в случаях, когда в период со­вместного проживания один из родителей эмоционально от­вергал ребенка или был жесток к нему, меньшее количество контактов с ним после развода оказывалось для ребенка благо­приятным (Kelly, Johnston, 2001; Wallerstein, Kelly, 1980).

Примером такого случая является гражданское дело, по кото­рому рассматривался иск матери к отцу о лишении его роди­тельских прав в отношении троих детей, 17,13 и 12 лет, а также

встречный иск отца об определении порядка общения с деть­ми. В исковом заявлении жена указывала, что муж в период со­вместной жизни был вспыльчивым, агрессивным, нетерпимым к ней и детям, в результате чего у детей сформировалось нега­тивное к нему отношение, они отказываются с ним встречать­ся, боятся его. При исследовании отца признаков психического расстройства выявлено не было. Воспитывался в рабочей се­мье. С детства активно занимался «мужскими видами спорта»: боксом, борьбой. После службы в армии закончил педагогиче­ский институт, факультет физической культуры. Сообщал, что причиной ухудшения семейных отношений стали разногласия в вопросе воспитания детей. Считал, что жена потакала детям, растила из них «неженок». Настаивал на том, чтобы сыновья занимались боксом, был категорически против посещения ими театральной студии, высмеивал их увлечения. При иссле­довании детско-родительских отношений обнаруживал стиль воспитания по типу доминирующей гиперпротекции, когда от детей требуется безоговорочное послушание и дисциплина, при этом их интересы не всегда оказываются в поле зрения и, следовательно, не всегда могут учитываться. Дети при исследо­вании высказывали категорическое нежелание видеться с от­цом, обвиняли его в том, что он с детства избивал их, унижал. Старший сын, обладающий выраженными индивидуально- психологическими особенностями шизоидного круга, заявлял, что он хочет «вычеркнуть отца из своей жизни», стереть его из памяти, для чего он поменял фамилию, имя и отчество. Обви­нял отца в том, что тот совершал с ним развратные действия сексуального характера (трогал за половые органы), постоянно оказывал на него психологическое давление: требовал учить родной (не русский) язык, коротко стричь волосы, заниматься боксом, а не танцами. Было дано экспертное заключение, что имеющиеся у отца индивидуально-психологические особенно­сти не могут оказать негативного влияния на психическое здо­ровье и гармоничное развитие детей. В то же время, учитывая способность детей самостоятельно определять свое отношение

к родителям, а также выраженный негативный характер их от­ношения к отцу, общение детей с отцом в настоящий момент с учетом стиля его воспитания может оказать негативное влия­ние на их актуальное психическое состояние и развитие.

4) Неправильное поведение родителя в отношении ребен­ка в период раздельного проживания, вызвавшее у последнего ухудшение психического здоровья и изменение отношения к ро­дителю.

Так, экспертное исследование проводилось в отношении несо­вершеннолетнего М., 11 лет. Когда несовершеннолетнему было 9 лет, его родители стали проживать раздельно, мальчик про­живал с отцом и регулярно виделся с матерью, иногда оста­ваясь у нее на выходные дни. Через год отец подэкспертного обратился в суд с иском о расторжении брака, определении ме­ста проживания ребенка с ним, мать обратилась со встречным иском об определении места проживания сына с ней. После школы она силой посадила сына в машину и увезла на дачу к своей подруге, где удерживала его в течение недели. Мать за­брала у несовершеннолетнего мобильный телефон, говорила, что он больше «не увидит отца» и будет теперь жить с ней. Со­гласно показаниям матери, ребенок плакал, отказывался от еды, от общения с ней, у него была «истерика». Она пыталась силой разжимать ему зубы и давать ему настойку валерьяны. Через неделю мать была вынуждена позволить мальчику вер­нуться к отцу. После возвращения к отцу у ребенка отмечалась невротическая реакция, проявившаяся сниженным фоном на­строения, страхами, нарушениями сна, тиками, в связи с чем он получал амбулаторную медицинскую помощь. Он отказывался встречаться с матерью, говорил, что боится, что она опять его украдет. В связи с тем, что на момент освидетельствования у подэкспертного сохранялся зафиксировавшийся страх перед ситуацией пребывания у матери с изоляцией от других род­ственников, было дано заключение, что непосредственно в на­стоящее время проживание ребенка только с матерью отдельно

от отца может явиться для него психотравмирующим факто­ром и привести к развитию у него невротической реакции.

Клинико-психологический экспертологический анализ свидетельствует о том, что в зависимости от того, касается су­дебный спор определения места жительства ребенка с одним из родителей или порядка встреч отдельно проживающего родителя с ребенком, многие обстоятельства (психическое расстройство родителя, его индивидуально-психологические особенности и стиль воспитания) имеют разное экспертное значение при оценке их возможного негативного влияния на психическое состояние и развитие ребенка.

участие в воспитании ребенка – предыдущая | следующая – наличие у ребенка психического расстройства

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.