Яндекс.Метрика

Личность в условиях хронического соматического заболевания (продолжение)

В литературе мы находим удачную попытку дифференциации этого рода саморегуляции и волевого поведения (Зейгарник Б.В., и соавт., 1979). Последнее возникает, в частности, в условиях мотивационного конфликта, не ориентировано на гармонизацию мотивационной сферы, а лишь на устранение этого конфликта (Иванников В.А., 1989). Эффективная же саморегуляция обеспечивает “достижение гармонии в сфере побуждений” (Зейгарник Б.В. и соавт., 1979. С.123). В качестве механизмов личностно-мотивационного уровня саморегуляции рассматриваются рефлексия и смысловое связывание (там же). Рефлексия обеспечивает человеку возможность взгляда на себя “со стороны”, она направлена на осознание смысла собственной жизни и деятельности. Она позволяет человеку охватить собственную жизнь в широкой временной перспективе, соотнести настоящее с прошлым и будущим, создавая тем самым “целостность, непрерывность жизни” (Зинченко В.П., 1990), позволяя субъекту сохранить или восстановить внутреннюю гармонию, необходимым образом перестроить свой внутренний мир и не оказаться всецело во власти ситуации.

Являясь частным механизмом личностно-мотивационного (или смыслового) уровня саморегуляции, рефлексия представляет собой мощный источник устойчивости, свободы и саморазвития личности (Зейгарник и соавт., 1979; Зинченко В.П., 1990, 1991).

В этом заключено ее принципиальное отличие от неосознаваемых форм смысловой регуляции (психологических защит), функционирующих на уровне усвоенных психических автоматизмов.

Таким образом, резюмируя имеющиеся в литературе взгляды на сущность личностно-мотивационного уровня саморегуляции, отметим, что она представляет собою особую форму внутренней активности. Она может быть рассмотрена как особая деятельность, мотивы и цели которой заключены в сохранении внутренней гармонии, самоидентичности, обеспечивающих успешность самоактуализации. Частные цели подобной деятельности могут быть ситуационно обусловлены, но их содержание в контексте этой деятельности всегда составляют прижизненно сформированные осознанные человеческие ценности, правила, сложившаяся система внутренних требований. Характер этих требований отражается в содержании и структуре самооценки и уровня притязаний (в частности, в соотношении реальной и идеальной самооценки).

Для возникновения деятельности саморегуляции необходимо наличие сформированного “органа саморегуляции” — особой деятельности, имеющей свою направленность, цели, средства и т.д. В основе ее, как мы полагаем, лежит потребность в саморазвитии, самостроительстве, самоактуализации, духовном росте. Можно предположить также, что такая потребность “находит свой предмет” (А.Н.Леонтьев) в специфически человеческой системе культурных ценностей (этических и эстетических, прежде всего). Именно они создают почву для эффективного смыслопорождения и обретения благодаря этому внутренней гармонии и осмысленности жизни в самых сложных (субъективно и объективно) положениях.

Усвоение этих ценностей в онтогенезе — источник длящегося в течение всей жизни развития.

Проведенное нашей аспиранткой И.А.Сапаровой исследование ценностно-смыслового уровня саморегуляции показало, что отсутствие или дефективность ценностного опосредования являются одной из психологических причин возникновения ипохондрического развития личности (Сапарова И.А., 1989).

Эта особая внутренняя деятельность, деятельность саморегуляции, как можно предположить, должна быть “встроена” в общую иерархическую систему деятельностей человека, мотивы которых в их динамическом иерархическом соотношении и составляют смысловую сферу личности.

Неустойчивость или узость мотивационной иерархии, несформированность потребности в саморегуляции, недостаточность в звене ценностного опосредования, неусвоенные в процессе онтогенетического развития средства рефлексии составляют предпосылки для возникновения личностных аномалий.

Отсутствие или недостаточная сформированность деятельности саморегуляции, дающей возможность произвольного управления собственными побуждениями, усиливают директивность актуальных потребностей субъекта и связанных с неуспехом в их реализации эмоций, способствуют фиксации отрицательного эмоционального состояния, т.е. возникновению описанного в литературе “смыслового барьера (Славина И.И., 1973). Последний стабилизирует и хронизирует эмоцию, упрочивает сопровождающие ее телесные сдвиги, т.е. таким образом, является источником возникновения стойких соматических изменений в организме. Невозможность осуществления эффективной саморегуляции может способствовать актуализации упрочившихся в прошлом опыте субъекта защитных автоматизмов, “включение” которых усиливает блокировку произвольных механизмов саморегуляции. Таким образом, создается замкнутый круг: неуспех в реализации актуальной деятельности — отрицательная эмоция — защитные автоматизмы — хронизация эмоции — соматические сдвиги в организме — усиление эмоции — упрочение соматических проявлений. Вероятность формирования подобного порочного круга повышается в критических жизненных ситуациях, требующих от субъекта повышенной активности в области саморегуляции.

1 Б.С.Братусь, выдвигая гипотезу об уровнях психического здоровья, называл один из них собственно личностным, “ответственным за производство смысловых ориентаций, определение общего смысла и назначения своей жизни, отношений к другим людям и себе” (Братусь Б.С, 1988).

Возможности преодоления кризиса – предыдущая | следующая – Динамика ВКБ

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах