Яндекс.Метрика

Хронически больной ребенок в семье (продолжение)

Проблема заключается в том, что с точки зрения практической медицины представляется важным выделение тех особенностей психического развития, которые связаны собственно с операцией по поводу порока, проводимой в условиях искусственного кровообращения. Это становится необходимым, так как возрастает вес таких операций, в то время как последствия их еще недостаточно ясны. С другой стороны, практически не представляется возможным в отдаленные сроки после операции выделить последствия именно оперативного вмешательства. Это определяется тем, что изменившиеся нарушения впоследствии могут быть успешно скомпенсированы, а при обнаружении каких-либо особенностей психического развития подростков можно предположить, что эти нарушения являются следствием вторичного дефекта, а не последствиями операции.

Путем решения вопроса о влиянии собственно операции на психическое развитие детей и подростков может стать патопсихологическое и нейропсихологическое исследование детей до и в раличные сроки после операции. При этом необходим постоянный контроль за социальной ситуацией развития. Однако это предположение требует экспериментальной проверки. В частности необходимо исследовать некоторые параметры познавательной деятельности подростков в отдаленные сроки после операции с целью определить: возможно ли по результатам таких исследований говорить о конкретном вкладе, вносимом различными типами вредностей.

Важной проблемой, встающей при проведении данной работы, является конкретизация понятия “социальная адаптация” применительно к развитию подростков, перенесших в детстве операцию по поводу врожденного порока сердца. Что нормально для данного подростка при наличии данной социальной ситуации развития, насколько ему необходима психологическая помощь, мешают ли ему выявленные особенности психического развития, и, если мешают, то как… На наш взгляд, поставленные вопросы важны для оказания помощи детям и подросткам с врожденной патологией сердца, но для своего решения они требуют особого подхода — с точки зрения определения функционального диагноза. Функциональная диагностика требует, во-первых, чтобы объектом диагностики был не только пациент, а вся социальная ситуация развития в целом (в нашем случае — социальная ситуация развития подростка, перенесшего в детстве операцию по поводу врожденного порока сердца). И, во-вторых, она требует ориентации не только на выделение ведущего психологического синдрома, но и на качественный анализ сохранного потенциала психической деятельности. Применительно к данному исследованию изложенные выше принципы могут быть конкретизированы следующим образом: мы предполагаем, что по ряду экспериментальных методик, направленных на оценку особенностей психического развития и личностного реагирования, необходимо и возможно выявить критерии социальной адаптированности — неадаптированности подростков, оперированных по поводу ВПС в раннем детстве.

Следующим принципиально важным вопросом является вопрос о роли внутрисемейных отношений и родительского отношения, в частности, в процессе нормальной социальной адаптации или дезадаптации подростков с врожденной патологией сердца. Исходя из тезиса “через других мы становимся самими собой” и из того положения, что изначально для самого ребенка его дефект не существует (социальный дефект, так как биологические вредности существуют независимо от их осознания), роль ближайшего окружения ребенка, подростка оказывается чрезвычайно велика. Наша гипотеза заключается в следующем: если болезнь, операция не только включаются в социальную ситуацию развития, но и становятся центральным звеном в ситуации развития, то результатом этого становятся дезадаптация ребенка, его социальная и физическая инвалидизация и, напротив, если этого не происходит, можно предположить в качестве исхода нормальную социальную адаптацию, развитие компенсаторных возможностей.

При этом предполагается, что реализация дезадаптирующей ситуации “болезнь как центральное звено” происходит через родительское отношение и соответственно через взаимоотношения подростка с родителями. Действительно, абсолютизация факта болезни, больного ребенка в семье необходимо будет проявляться на всех уровнях родительского отношения: поведенческом, когнитивном, эмоциональном, и может привести к формированию симбиотического и симбиотически-авторитарного типов родительского отношения.

Таким образом, негативное влияние включения болезни как центрального звена в социальную ситуацию развития подростка может проявляться по двум направлениям: во-первых, в формировании воспитательного стиля, фрустрирующего основные психологические потребности подростка, и, во-вторых, в осознании подростком себя как больного (уже после ликвидации порока), происходящем через принятие им точки зрения родителей. Если подросток пытается сопротивляться симбиотическому родительскому отношению, то следствием являются семейные конфликты, если же подросток смиряется и между ним и родителем (в большинстве случаев — мамой) устанавливается симбиотическая связь, то велика вероятность снижения самостоятельности, нарушения контактов со сверстниками, трудностей эмансипации, отрыва от семьи. Следовательно, оба варианта ведут к социальной дезадаптации, снижению компенсаторных возможностей подростка. Если же факт болезни и имевшейся операции осознан, “проработан” родителями и не становится центральным, определяющим развитие ребенка, подростка, если ему предоставляются самостоятельность, возможности для реализации себя, собственной активности и общения, возможностей удовлетворения ведущих потребностей, если осуществляется принимающе-авторитарный тип родительского отношения, то результатом такой ситуации в семье может стать предположительно нормальная социальная ситуация развития, социальная адаптация подростка, компенсация и гиперкомпенсация.

Врожденный порок сердца – предыдущая | следующая – Социальная адаптация

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при семейных проблемах