Яндекс.Метрика

Включение группового процесса в научные исследования и терапию (продолжение)

Эта гипотеза является результатом изучения и лечения 1987 пациентов, которыми занимались я и мои берлинские сотрудники Германской Акаде­мии Психоанализа с 1965 года. Из этих 1987 пациентов 35% имели психосо­матические нарушения. В 11% случаев семья распалась после того, как ее покинул «носитель симптомов», чтобы, например, учиться в другом городе. В 21% случаев роль центрального носителя симптомов брал на себя другой член семьи, часто сама мать. Можно сказать, что для того, чтобы сохранить семью от распада, роль носителя симптомов приходится брать на себя само­му слабому члену семейной группы. В 3% случаев наступала психотическая реакция другого члена семьи после того, как ее покидал носитель психосо­матических симптомов.

С моей точки зрения, в изучении затронутой здесь межличностной дина­мики психосоматического процесса заключается решющая задача психоана­литического исследования этой проблемы. Однако психоанализ может быть адекватным в решении этой задачи лишь тогда, когда выйдет за рамки инди­видуально-психологической концепции классической теории неврозов и ин­тегрирует в свою теорию и практику динамику бессознательных групповых процессов. Психоаналитическое исследование развития Я в группе и его на­рушений, давно проводимое мной и моими сотрудниками, дало уже ряд важ­ных результатов, прежде всего в области психоаналитического исследования и лечения тяжелых психических заболеваний, к которым, как я считаю, отно­сятся психосоматические заболевания.

Систематическое вовлечение группы и ее бессознательной динамики в исследование и лечение нарушений психического развития – это богатый по­следствиями научно-теоретический шаг, значимый, с моей точки зрения, имен­но для исследований психосоматики, поскольку вовлечение группы в иссле­дование и терапию связано с коренной сменой внутренних взаимосвязей ее теории. Вместо изолированного биологического организма в форме физиоло­гического аппарата с его биохимическими процессами и закономерностями, каким его представляет естественнонаучная медицина и индивидуально-пси­хологическая модель традиционного психоанализа, выступает «сверхорга­низм», как обозначил группу еще в 165 1 году английский философ Гоббс. Этот «сверхорганизм», основная единица биологического, психического и социаль­ного существования человека и группы, понимаемая как отграниченное поле многомерно детерминированных и взаимовлияющих сил, должна стать несу­шей конструкцией в исследованиях психосоматики.

В особенности это относится к проблеме деструктивной агрессии, дина­мика которой является решающей для психосоматического симптоматическо­го поведения. Изучение психосоматических процессов в групповой среде по­казывает, что саморазрушительная динамика психосоматической реакции, ко­торая в рамках индивидуально-психологической концепции традиционного психоанализа интерпретируется как выражение врожденного инстинкта, мо­жет пониматься как реакция на деструктивную динамику распавшихся групп. Такие группы описывались в предшествующих главах. Они не могут сформи­ровать когерентное силовое поле вследствие своих бессознательных конфлик­тов и поэтому не могут служить как «facilitating environment» для своих чле­нов. Их расщепление и стереотипные обсессивные структуры, скрытые от сознания участников и служащие защите от открытого распада группы, стано­вятся онтогенетическим прообразом нарушения Я слабейших членов, загоня­емых в болезнь и служащих группе в качестве индивидуальных носителей симптомов. С моей точки зрения, патогенный симбиоз матери и ребенка, дес­труктивная динамика которого ответственна за возникновение структурного нарциссического дефицита, должен рассматриваться как реакция на латент­ную разорванность окружающей первичной группы.

Из этого тезиса о комбинировании аспектов психологии Я и групповой динамики следуют далеко идущие задачи для психосоматического исследова­ния. Для семейных групп психосоматических больных следовало бы требо­вать проведения столь же глубокого анализа, какой уже проводился в осново­полагающих исследованиях с психотическими больными. На основе таких исследований могли бы быть сконструированы психологические тесты, дела­ющие возможным раннее выявление лиц, предрасположенных к психосома­тическим заболеваниям, и проведение целенаправленных профилактических мероприятий. Интересные шаги в этом направлении сделаны Рихтером, Бекманом (1969), а также недавно Ханом (1971). Особенного внимания заслужи­вают исследования ранних стадий психосоматических заболеваний в психо­аналитических детских садах (Gisela Ammon, 1973).

Сюда могут быть привлечены и психофизиологические исследования в узком смысле слова, особенно проведенные в США. Они могут проводиться в рамках изучения групповой динамики для установления физиологических и биохимических коррелятов психодинамики группового процесса.

Но центральная задача психосоматического исследования заключается в последовательном психодинамическом анализе клинической ситуации и са­мого терапевтического процесса. Терапевтическая ситуация и взаимодействие между терапевтическими учреждениями, группами и пациентами, а также вза­имодействие пациентов между собой и в здоровой среде становятся централь­ным предметом исследования. При этом особое значение приобретает психо­аналитическая групповая терапия. Об этом я хотел бы рассказать подробнее.

Включение группового процесса в научные исследования и терапию – предыдущая | следующая – Психоаналитическая групповая терапия

Психосоматическая терапия. Оглавление