canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Сенсологический этап включает дискомфортный, алгический и дефицитарный компо­ненты.Болевые ощущения, приобретающие определенную диагностическую значимость, характерны для сенсологического этапа.

Глава 1. Здоровье, болезнь, больной (продолжение)

Боль в качестве элементарного, аффективного переживания представляется наиболее близкой к эмоции страха, ибо в комплексе разрушительного воздействия на организм, наряду с чувством неприятного, связанным с болью стремлением удалиться от вредного воздействия, уже содержится основной элемент страха [Аствацатуров М. И., 1934]. Между ощущением боли и эмоцией страха часто существует определенная корреляция. Взаимосвязь между болью, страхом и депрессией делает правомерным рассмотрение их как отдельных эволюционно-динамических регистров эмоциональных проявлений [Зурабашвили А. Д., 1970]. В литературе последних лет выдвигается положение о трех психологических сферах, уровнях боли: первая сфера — специфические особенности боли как обычного физиологического чувства, вторая — мотивационно-эмоциональные проявления и третья сфера — познавательно-оценочный аспект боли [Кассиль Г. Н., 1975].

Но болевые ощущения — это не только эмоциональные проявления (страх), но и побуждающие мотивы поведения больных. Мотивы эти открываются сознанию объективно — путем анализа деятельности, ее динамики; субъективно же они выступают в форме переживания, желания, стремления к цели [Леонтьев А. Н.,1971, 1975].

Болевые ощущения, отражая функционально-морфологические процессы, происходящие в организме, приобретают определенную диагностическую значимость. Являясь информацией о нарушении деятельности отдельных органов и систем, они, подвергаясь переработке в сознании больного, могут лечь в основу оценки им своего соматического страдания. Но болевые ощущения оцениваются больным не только как признак, симптом заболевания, но и как сигнал угрозы для жизни и возможных последствий в виде инвалидизации, изменения положения в семье, обществе и т. д.

В зависимости от характера патогенных воздействий, их интенсивности, места приложения, а также индивидуальных особенностей в одних случаях может возникнуть переоценка значимости боли с гиперактив­ностью, выраженным страхом, отчаянием, безнадеж­ностью. В других — противоположная реакция, т. е. недооценка значимости болевых ощущений, порой даже попытка их игнорирования. Чаще всего встреча­ются адекватное отношение к боли, уравновешенное поведение, рационально обоснованные поступки и дей­ствия, направленные на ее устранение. Наконец, воз­можна диссимуляция, сознательное игнорирование боли, диктуемое нередко особыми обстоятельствами.

Наряду с явлениями дискомфорта и болевыми ощущениями, обладающими субъективно-психологической значимостью в оценке соматического страдания, следует также учитывать возможность развития дис­гармонических процессов, нарушений биосоциальной адаптации. Эти нарушения связаны с сознанием не­достаточности эмоционально-волевых качеств, сниже­нием творческой активности, ослаблением побудитель­ных мотивов к деятельности. Все это известным образом деформирует и ограничивает личность не только в практически-предметной деятельности, но и с точки зрения психической свободы. Психическое со­стояние соматического больного можно охарактери­зовать как переживание стесненной свободы [Изуткин А. М., 1975]. Нам представляется важным также мнение Г. X. Шингарова (1971) о том, что отклонения во внутренней среде организма отражаются в эмоциях как недостаток чего-то внешнего. Таким образом, психологическая характеристика ощущений различного диапазона с отрицательно окрашенными переживани­ями, осознание ограничения своих прежних возможно­стей, чувство собственной неполноценности — все это можно объединить понятием дефицитарности.

Следовательно, сенсологический этап включает дискомфортный, алгический и дефицитарный компо­ненты. Последние, будучи между собой взаимосвязаны, имеют различную степень выраженности. Но изло­жение жалоб  на болезненные ощущения, которые можно отнести к дискомфортному, алгическому и дефицитарному компонентам, является лишь начальным этапом в понимании больным своего соматического страдания. Это — сенсологический этап соматонозогнозии.

Следующей ступенью познания психологической картины соматического заболевания, как отмечено выше, является оценочный этап. Он — результат интрапсихической переработки больным сенсологических данных. Для  понимания механизма становления оценочного этапа соматонозогнозий целесообразно хотя бы кратко изложить современные представления о болезни. По одному из определений, болезнь рассматривается как жизнь, нарушенная в своем течении повреждением структуры и функции организма под влиянием внешних и внутренних факторов, при реактивной мобилизации в качественно-своеобразных формах его приспособительно-компенсаторных механизмов. Болезнь характеризуется общим или частичным снижением приспособляемости к среде и ограничением свободы жизнедеятельности больного [Веселкин П. Н., 1976]. По мнению В. X. Василенко (1972), болезнь всегда — повреждение систем организма, влекущее нарушение целостности жизнедеятельности и психическое страдание (переживание).

Об этом же значительно раньше писали и классики отечественной клинической медицины. Так, М. Я. Мудров еще в 1820 г. писал, что «должно исследовать настоящее положение болезни, в больном искать, где оно избрало себе ложе; и для чего нужно пробежать все части тела больного: наружный вид, положение тела, исследовать действия душевные, зависящие от мозга, состояние ума, тоску». Позже С. П. Боткин неоднократно указывал на единство психического и физического. Его ученик В. А. Манассеин (1877) писал, что всякое изменение в растительной жизни организма неизбежно отражается и на психической жизни. В то же время интеллектуальная сторона может известным образом влиять на животный организм. Следует также помнить, что соматическое заболевание всегда «обрастает» психологическими наслоениями [Царегородцев Г. И., Полис А. Ф., 1968]. Складывающийся характер соотношения и взаимосвязи соматического, и психологического обязывает понимать болезнь как единый психосоматический процесс в условиях целостного организма [Старицын А. С., 1973]. При изучении этого соотношения, как справедливо подчеркивают многие авторы [Морозов Г. В., Лебединский М.С., 1972, 1973; Ковалев В. В., 1972, и др.], настоятельным является тщательное исследование как соматической, так и психической сферы больного в их единстве. Большое внимание психологической стороне соматического заболевания уделялось исследователями как в прошлом, так и в последние годы.

 

субъективное ощущение дискомфорта – предыдущая | следующая – представление о болезни

Квасенко А.В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание

 

Яндекс.Метрика