Яндекс.Метрика

III. Больной и медицинская среда (продолжение)

Скуку и напряжение, вызываемые длительным ожиданием на амбу­латорном приеме, можно уменьшить ненавязчивой тихой музыкой, пре­доставлением журналов и т. п. Больным, которые должны явиться повторно, можно посоветовать, чтобы в следующий раз они вязли с собой книгу, рукоделие, кроссворд и т. п., чтобы время ожидания прошло неза­метно. Для детей следует приготовить игрушки и разные игры. Литера­тура для больных не должна ограничиваться санитарно-просветительной тематикой (больные с острым периоститом мало интересуются про­филактикой кариеса зубов). Цветы и картины украшают обстановку, но неряшливо развешенные, малоактуальные плакаты уюта не прибавляют. Плакаты и объявления должны висеть не на стене, а на специальной доске.

Установление более близкого контакта между врачом и больным при беглом амбулаторном обследовании очень затруднительно. В ГДР, где аналогичная система оказания медицинской помощи, врач подает руку каждому приходящему к нему больному и представляется ему. Это занимает немного времени, но значительно улучшает атмосферу и отно­шения между врачом и больным.

Доверие больного к врачу усиливается, если врач заполняет исто­рию болезни и другие документы лишь в конце обследования. Если ему нужно в ходе обследования что-либо запомнить, то он делает для себя короткие отметки. При недостатке времени и при необходимости прини­мать быстро ответственные решения у врача может наступить деком­пенсация, проявления нетерпимости и агрессивности. Это в свою оче­редь еще больше осложняет ситуацию. В лучшем положении находятся те врачи, которые умеют скрывать перед больным свою агрессивность и умеют проявить ее затем, если они работают в трудных условиях, це­ленаправленно и в цивилизованной форме по отношению к тем, кто не­сет ответственность за кадры и материальное оснащение данного меди­цинского учреждения. Балинт, описывая амбулаторную деятельность врача, упоминает о влиянии «тридцатисекундной психотерапии», под­разумевая под этим внушительное высказывание врача по отношению к больному на основании быстрого интуитивного понимания ситуации и всех существенных обстоятельств, связанных с ней. Так могут себя ве­сти скорее всего способные врачи, отличающиеся высокой интеллигент­ностью, большим опытом, знанием людей и высокой степенью психи­ческой гибкости и чуткости.

Анамнез относится к наиболее важным разделам врачебного обсле­дования. Для врача он представляет не только начало личного контакта с больным, вследствие чего он не доверяет его другому лицу, но являет­ся также источником ценных сведений, которые очень часто определяют ход дальнейшего обследования, а тем самым и выбор метода лечения. Иногда диагноз опирается главным образом на анамнестические данные о течении заболевания и на субъективные жалобы больного. Например, типичный анамнез больного с язвенной болезнью без патологических данных рентгенологического исследования и без выявления скрытого кровотечения при исследовании кала, скорее может стать основой для диагноза язвенной болезни, чем выявление повышенной кислотности в желудочном соке. При неврозах и при большинстве психических забо­леваний анамнез и беседа с больным являются главной основой для по­становки диагноза. Отдельные анамнестические данные часто могут за­менить собой ряд вспомогательных исследований.

Анамнез проводится по традиционной схеме: семейный анамнез, личный и анамнез данного заболевания. Но не следует придерживаться этой схемы слишком догматически. Если начать беседу с больным с со­бирания семейного анамнеза, то иногда у больного можно вызвать оши­бочное представление, что речь идет об узко целенаправленных поисках наследственного предрасположения. Больной затем отождествляет свое заболевание с семейной патологией, особенно если речь идет об инфар­ктах, всевозможных кровоизлияниях, раке и т. п. Это отождествление иногда представляется более важным для общего состояния больного с функциональной точки зрения, чем сама наследственность: заболева­ние состоит в том, что больной переживает фобии и гипохондрические настроения только потому, что некоторыми из этих заболеваний болели его предки и родственники. В данном случае при помощи семейного анамнеза можно ознакомиться с состоянием психики больного в настоящее время.

Следует также избегать суггестивных вопросов, особенно в самом начале не задаем вопросов об определенных жалобах с конкретной лока­лизацией. Целесообразно начать беседу с общего вопроса, зачем больной пришел. Не всегда приходят к врачу, чтобы лечиться. Немало посе­тителей приходят за получением различных справок, выдаваемых вра­чом на основании определенных признаков, с которыми они в других случаях и не обращались бы к врачу. Следующий вопрос касается жалоб больного вообще; при подозрении на аггравацию необходимо задавать конкретные вопросы о других органах, о которых посетитель не упоми­нал. Аггравирующие и симулирующие лица нередко «хватаются за по­мощь» врача и добавляют еще другие жалобы, например: «Почки, да, об этом я забыл, почки у меня тоже …, там у меня …» или становятся неуверенными, рассказывают неопределенно, не могут быстро решить, есть у них еще другие жалобы или нет. Депрессивным и невротическим больным лучше не задавать вопросов о частной локализации для того, чтобы не вызвать гипохондрических переживаний и фобий. Если боль­ной увлечен своими жалобами и описывает их настолько подробно, что требует для этого много времени, следует предложить ему, чтобы он попытался изложить свои жалобы на бумаге или описать их в дневнике, просмотр которого займет значительно меньше времени, чем длинные разговоры.

амбулаторная помощь – предыдущая | следующая – машина скорой помощи