Яндекс.Метрика

III. 3. Самосознание и образ «я» (самоопи­сания)

В общем и целом адекватность самооценок с возрастом, по-видимому, повышается. Самооценки взрослых по большинству показателей более реалистичны и объективны, чем юношеские, а юношеские более объективны, чем подростковые. Сказывает­ся больший жизненный опыт, умственное развитие и стабилиза­ция уровня притязаний. Но тенденция эта не является линей­ной. Надо учитывать изменение с возрастом самих критериев самооценки. Оценивая свои математические способности, стар­шеклассник может равняться на усредненную школьную оцен­ку или сравнивать себя с товарищами по классу, более слабыми или более сильными, или с каким-либо великим ученым. Не зная подразумеваемого эталона и ситуации, в которой произво­дится самооценка, невозможно судить о ее адекватности или ошибочности. Кроме того, разные качества имеют для лично­сти неодинаковое значение. Старшеклассник может, например, считать себя эстетически неразвитым, что нисколько не ухудша­ет его общего самочувствия, так как он не придает этому каче­ству большого значения. И наоборот: юноша считает себя та­лантливым физиком, а его самоуважение тем не менее крайне низко, так как основывается не на интеллектуальных, а на ком­муникативных свойствах.

Чем важнее для личности оцениваемое свойство, тем веро­ятнее включение в процесс самооценки механизмов психологи­ческой защиты. По данным Я. Л. Коломинского, старшеклассни­ки, отвергаемые сверстниками, склонны преувеличивать свой групповой статус, видеть свое положение в коллективе более благоприятным, чем оно есть на самом деле.

Психологи предпочитают изучать возрастную динамику не отдельных самооценок, а структуры образа «я» в целом.

Судя по имеющимся данным, когнитивная сложность и дифференцированность элементов образа «я» последовательно воз­растают от младших возрастов к старшим, без заметных пере­рывов и кризисов. Взрослые различают в себе больше качеств, чем юноши, юноши — больше, чем подростки, подростки — боль­ше, чем дети; растет и обобщенность осознаваемых качеств, при­чем это тесно связано с развитием интеллекта.

Интегративная тенденция, от которой зависит внутренняя последовательность, цельность образа «я», также усиливается с возрастом, но несколько позже. Подростковые и юношеские самоописания лучше организованы и структурированы, чем дет­ские, они группируются вокруг нескольких центральных качеств. Однако неопределенность уровня притязаний и трудности пере­ориентации с внешней оценки на самооценку порождают ряд внутренних содержательных противоречий самосознания, кото­рые служат источником дальнейшего развития. Дописывая фра­зу «Я в своем представлении…», многие юноши подчеркивают именно свою противоречивость: «Я в своем представлении — ге­ний + ничтожество».

Данные об устойчивости образа «я» не совсем однозначны. В принципе она, как и устойчивость прочих установок и цен­ностных ориентаций, с возрастом увеличивается. Описывая себя через определенные промежутки времени, взрослые делают это более последовательно, чем юноши, подростки и дети. Самоопи­сания взрослых меньше зависят от случайных, ситуативных об­стоятельств. Однако в подростковом возрасте и ранней юности самооценки иногда меняются очень резко. Кроме того, личност­ные черты, из которых складывается образ «я», обладают, как мы видели, объективно разной степенью устойчивости, да и раз­ные индивиды меняются далеко не в одинаковой степени. Это серьезно затрудняет получение достоверных, сопоставимых ре­зультатов.

То же нужно сказать и о контрастности, степени отчетливости «я». Здесь также происходит рост: от детства к юности и от юности к зрелости человек яснее осознает свою индивидуаль­ность, свои отличия от окружающих и придает им больше зна­чения, так что образ «я» становится одной из центральных, главных установок личности, с которой она соотносит все свое поведение. Однако с изменением содержания образа «я» суще­ственно меняется степень значимости отдельных его компонен­тов, на которых личность сосредоточивает внимание. В юноше­ском возрасте масштаб самооценок заметно укрупняется; «вну­тренние» качества осознаются позже «внешних», зато старшие придают им большее значение. Повышение степени осознанности своих переживаний – нередко сопровождается также гипертро­фированным вниманием к себе, эгоцентризмом, озабоченностью собой и тем впечатлением, которое индивид производит на окру­жающих, и, как следствие этого, застенчивостью. В ранней юно­сти это бывает часто.

Американские психолога Р. Симмонс и Ф. Розенберг мето­дом поперечных срезов изучили и сопоставили образы «я» трех возрастных групп школьников — от 8 до 11, от 12 до 14 и от 15 до 17 Лет. Критической фазой развития самосознания оказался подростковый возраст—12—14 лет. У 12—13-летних подростков усиливается склонность к самонаблюдению, эгоцентризм, снижа­ется устойчивость образа «я», несколько снижается общее само­уважение и существенно изменяется самооценка некоторых ка­честв. Подростки значительно чаще, нежели младшие дети, ду­мают, что родители, учителя и сверстники своего пола о них дурного мнения. Чаще испытывают подростки и депрессивные состояния, причем у девочек это выражено гораздо сильнее, чем у мальчиков. С переходом из подростковой фазы развития в юношескую картина меняется. После 15 лет снова растет само­уважение, которое не только компенсирует «потери» подростко­вой фазы, но и превосходит уровень самоуважения 8—11-летних; уменьшается застенчивость, более устойчивыми становятся са­мооценки (хотя озабоченность собой у юношей все-таки выше, чем у детей).

уровень притяза­ний – предыдущая | следующая – половые различия

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.