Яндекс.Метрика

I.Глобальный взгляд на психическую жизнь (продолжение)

Ретикулярная формация имеет большое значение для состояния соз­нания. Влияние ретикулярной формации на электрическую активность головного мозга, изученное на экспериментальных животных (кошках) привело к возникновению понятия так называемой активационной рети­кулярной системы. Перерезка афферентных путей при сохранении рети­кулярной формации мозгового ствола не вызывала у животных состо­яния сна. Наоборот, изолированное разрушение ретикулярной форма­ции при сохранении афферентных путей вело к изменениям на ЭЭГ, ха­рактерным для сна. Непосредственное раздражение ретикулярной фор­мации в состоянии сна или наркоза вело к пробуждению. Тонус самой активизационной системы зависит от импульсов, приходящих по колла­теральным афферентным и эфферентным путям в продолговатом и в среднем мозге. Особое значение здесь имеет импульсация от трой­ничного нерва, как это указывает давно известный факт, что раздраже­ние аммиаком при потере сознания способствует приведению постра­давшего в сознание.

Несмотря на то, что некоторые отделы ретикулярной формации об­ладают автоматической активностью, для поддержания тонуса ретику­лярной формации как целого, эта активность является недостаточной. Большое значение имеют импульсы из других отделов нервной системы, например, из мозжечка, а также из коры головного мозга. Последние мо­гут быть как возбуждающими, так и тормозящими.

Данные об активационной функции ретикулярной формации и о ее функциональном включении в деятельность коры головного мозга нахо­дятся в согласии с концепциями И. П. Павлова с его представлениями о тонизирующем влиянии подкорки на активность условнорефлектор- ной деятельности. Таким образом, ретикулярная формация занимает важное место в сложных функциональных кругах в системе: внешняя среда – кора головного мозга – ретикулярная формация – внутренняя среда, в которой может происходить взаимное возбуждение и торможе­ние в обоих направлениях. Образно взаимоотношения подкорковых об­ластей и коры головного мозга можно сравнить с взаимоотношениями функции водителя (внешняя среда). Более актуальным является значение подкорки, особенно в патологических условиях (афферентные импульсы из внутренней среды), поскольку ретикулярная формация особенно чувствительна к гуморальным влияниям (адреналина и др.) и к некото­рым лекарственным препаратам (барбитураты, анальгетические средст­ва, эфедрин и др.). Многие вопросы, касающиеся ретикулярной форма­ции, до сих пор остаются открытыми.

Необходимо также упомянуть о влиянии вегетативной нервной системы (холинергическая и адренергическая системы), состоящей из центров, находящихся в коре головного мозга, особенно в диэнцефалоне, продолговатом мозге и предфронтальной доле. Известно, что эта си­стема не является полностью автономной, как думали раньше.

Разделение наваготоническийтип (тип добросовестного озабо­ченного психастеника, страдающего потливостью в подмышках и на ла­донях, зябкого, с низким артериальным давлением и брадикардией) и симпатикотонический тип (психически скорее легкомысленные эйфорические, экстравертированные, со склоном к гипертонии и тахикар­дии, пикнические лица) в основном отражает и типы психические обу­словленные вегетативной нервной системой (см. главу о типах).

Однако, эти адаптационные и регуляционные системы нельзя рас­сматривать в развитии как нечто изолированное. Следует помнить и о том, что речь идет прежде всего о единстве структуры и функции Функция, несомненно, зависит от структуры, но с увеличивающейся пластичностью возрастает и относительная независимость функции от структуры, а тем самым и возможность изменения деятельности без из­менения структуры. С другой стороны структура тоже зависит от функ­ции, в первую очередь у генетически более молодых органов (таким ор­ганом именно является головной мозг).

психическая жизнь – предыдущая | следующая – “волчьи дети”