Яндекс.Метрика

II. 2. Натуральный ряд развития (ретарданты)

Однако влияние соматотипа на личность не однозначно и не фатально. Как уже сказано, одни и те же качества имеют неодинаковое значение на разных этапах развития. Если под­ростку для самоутверждения среди сверстников достаточно ро­ста и физической силы, то позже на первый план выступают интеллектуальные и волевые качества и тот, кто шел по линии наименьшего сопротивления, может оказаться в трудном поло­жении.

Многое зависит и от самосознания. Один, осознав свою фи­зическую слабость, пассивно смиряется с ней или начинает ис­пытывать гнетущее чувство неполноценности. Другой компенси­рует недостаток достижениями в иной сфере (например, в уче­бе). Третий пытается исправить самый физический недостаток (например, усиленными занятиями спортом). Выбор этих ва­риантов во многом зависит от позиции взрослых, родителей и учителей.

Судя по данным лонгитюдных исследований, в подростковом возрасте признаки соматотипа имеют относительно самостоя­тельное значение, в юности же они выступают преимуществен­но в связи с более общими особенностями процесса созревания. Поскольку и взрослые и сверстники обычно воспринимают акселерированных мальчиков как более зрелых, им не приходится бо­роться за положение и статус. Большинство лидеров в старших классах выходят из них. Напротив, ретарданты кажутся окру­жающим «маленькими» не только в физическом, но и в соци­ально-психологическом смысле. Ответом на это могут быть ин­фантильные, не соответствующие возрасту и уровню развития, поступки, преувеличенная, рассчитанная на внешний эффект и привлечение к себе внимания активность или, наоборот, замкну­тость, уход в себя.

Эти различия сохраняются и в юности. Обследование двух групп 17-летних юношей показало, что ретарданты чаще акселерантов испытывают чувство неполноценности, считают себя отвергнутыми и подавленными родителями, причем устойчи­вая потребность в опеке сочетается у ретардантов с подрост­ковой мятежностью, жаждой автономии и освобождения от внешнего контроля.

Однако оценить раннее созревание в целом как благоприят­ный, а позднее — как неблагоприятный фактор развития бы­ло бы все-таки рискованно. Раносозревающий мальчик имеет в своем распоряжении меньше времени на то, чтобы консолиди­ровать самосознание и волю, которые нужны, чтобы выдержать испытания пубертатного периода, связанные с гормональными и физиологическими сдвигами, как бы положительно эти сдвиги ни воспринимались. Как полагает американский психолог Г. Пескин, мальчик-акселерант, будучи к началу полового созрева­ния хронологически и психологически моложе поздносозревающих сверстников, испытывает большую тревогу по этому поводу. Признание, которое он получает со стороны окружающих, умень­шает эту тревожность, но одновременно вырабатывает у него устойчивую потребность в таком признании и чувство зависи­мости от группы, а также побуждает строже контролировать свои импульсы.

Ретардированный мальчик, имея длинный подготовительный период, может решать свои проблемы более гибко. Следы этих различий иногда можно обнаружить и у взрослых. Бывшие акселеранты, обследованные после 30 лет, имели более высокие показатели по доминантности (напористость, стремление и спо­собность быть лидером, главенствовать), социальной приспособ­ленности и производимому ими хорошему впечатлению, тогда как у ретардантов наблюдалось больше психоневротических сим­птомов. Зато акселеранты оказались более конформными и «приземленными», ретарданты же — психологически более тон­кими и восприимчивыми.

Влияние темпа созревания на девочек изучено хуже, но известно, что оно более противоречиво. Раннее физическое раз­витие имеет для девочки несколько другие последствия, чем для мальчика. Мальчику всегда желательно быть больше и сильнее сверстников, так как это повышает его престиж, позволяет всту­пить в круг старших ребят и уравнивает его по физическому развитию с девочками своего возраста. Акселерированная де­вочка крупнее не только ровесниц, но и большинства мальчи­ков-одногодков. В то же время к общению с более старшими мальчиками девочка зачастую еще психологически не готова. Это создает для нее целый ряд трудностей.

Однако, как и у мальчиков, такая зависимость не универ­сальна. Раннее созревание может быть невыгодно для девочки в один период развития и весьма благоприятно — в другой. Сем­надцатилетние акселерантки из Калифорнийского лонгитюда обнаружили более положительный образ «я» и окружающего мира, чем их ретардированиые сверстницы. У ретардированпых девушек-студенток уровень тревожности выше, чем у акселерированных и у «средних».

Можно предположить также, что определенная часть раз­личий, существующих в этом отношении между мальчиками и девочками, отражает традиционные стереотипы «маскулинно­сти» и «фемининности» и поэтому сглаживается по мере ослаб­ления их поляризации.

соматотип – предыдущая | следующая – процессы социализации

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.