Яндекс.Метрика

Рейковский. Последняя

Известно, что как у людей, так и у животных раздра­жители, которые отличаются от актуально действующих, оказывают положительное мотивавдюнное влияние. Установлено, что для получения награды в виде новых раз­дражений животные готовит не только затратить опреде­ленные усилия, но даже перенести некоторую боль; так, Например, В экспериментах Батлера обезьяна выполняла ДОВОЛЬНО большую работу, многократно открывая окош-ко и экспериментальной установка (что требовало пре-одолення сопротивления пружины), хотя единственной наградой была возможность увидеть то, что аа пим про­исходит,— например движущуюся игрушечную железную дорогу или кинокадры о жизни обезьян. Следует доба­вить, что эти реакции вызываются не страхом, как пред­полагали некоторые исследователи; напротив — страх их подавляет (Hunt, 1962).

вызывает увеличение            вызывает уменьшение

расхождения                          расхождения

Рис.  10. Расхождение,   уровень    активации   и  знак эмоции

Эти и другие факты свидетельствуют о том, что для возникновения положительной эмоции необходима опре­деленная степень расхождения между установками и сигналами, то есть некоторый «оптимум расхождения» (новизны, необычности, несоответствия и т. п.). Если сигнал не отличается от предшествовавших, он оценива­ется как неинтересный; если же он отличается слишком сильно, покажется неприятным, опасным, раздражающим и т. п. Данная зависимость представлена Хантом в виде графика (рис. 10).

Множество данных свидетельствует о том, что при­влекательность раздражителя зависит от его новизны, сложности и вызываемой им неуверенности. Кривая, опи­сывающая эту зависимость, имеет форму перевернутой буквы U (см. Berlyne, 1967, с. 57—63). Берлайн, в част­ности, обращает внимание на гипотезу французско-не­мецкой школы в эстетике, согласно которой человек может принимать информацию со скоростью 16 битов в 1 сек при способности кратковременного сохранения около 60 битов. Произведения искусства, которые создают поток информации, примерно равный этой величине, вызывают эстетическое удовлетворение. Превышение этой величины приводит к тому, что произведение искусства кажется слишком сложным; когда же количество информации не достигает этой величины, создается впечатление баналь­ности. Данная гипотеза заслуживает внимания, хотя до сих пор она еще не была подвергнута проверке (там же,

с. 92).

Понятно, что информация, которую несет сигнал, за­висит от того, что предварительно было закодировано у получающего ее субъекта, иначе говоря, от особенностей его установок.

От чего зависят установки? Их определяют постоян­ные и временные факторы. Постоянным фактором явля­ется опыт, относящийся к поступающим сигналам ‘. Когда у человека пет соответствующего опыта, отсутствуют какие бы то пи было установки, поэтому сигнал как печто незнакомое, странное, непонятное может вызывать отри­цательную реакцию (неприязнь). По мере повторения сигнала и образования установок он начинает казаться все более привлекательным. Однако, достигнув определен­ного момента, он начинает терять эту привлекательность “(становится скучным). Это происходит тогда, когда уста-попки достигают такого развития, что больше не возни­кает несоответствия между тем, что ожидается, и тем, что происходит реально.

Временные факторы, детерминирующие установки,— это раздражения, поступающие от «фона». Каждое собы­тие выступает в контексте как минувших событий, так I Других актуальных событий, с которыми оно взаимо­действует. Эти раздражители настоящего и предшество­вавшего фона определяют специфические особенности установок субъекта, а тем самым и его отношение к по­ступающим сигналам. Поэтому один и тот же предмет в различных условиях может вызывать совершенно различ­им.* ймоциональные реакции2.

Эмоциона,…..roe значение сигнала зависит не только от

установок, и” также и от происходивших ранее процёс-

со……уг шплиаппия. Когда равдражитель с отрицатель^йм

сигнальным   виачо]…..м   отвечает   важным   установкам,

возникает конфликт,

Хаит   указывает,  что  объяснение   генеза  установок  можно Вайтв в работах Пиаже (Hunt, 1963).

Ряд   примеров   данной   зависимости   приводит   Витвицкиа (Witwicki, 1963, гл. V).

Еще одна проблема возникает в связи с тем, что у че­ловека вырабатываются установки на предстоящие отри­цательные события. Данный случай имеет парадоксаль­ные последствия: избегание отрицательного события должно быть неприятным, поскольку получаемая инфор­мация не соответствует установкам. (Разумеется, избега­ние отрицательного события является вместе с тем и приятным, поскольку оно означает устранение помех для реализации других установок.) Такая парадоксальная эмоциональная реакция действительно встречается в жиз­ни. Мы, правда, редко ее замечаем, так как положитель­ная эмоция, возникающая в результате избегания непри­ятного события, подавляет отрицательную эмоцию, выз­ванную несовпадением ожидаемого и реального.

Следует, однако, напомнить, что человек иногда даже ищет неприятных переживаний. Ему нравится, когда его пугают, когда демонстрируют вызывающие отвращение вещи, когда изображают страдание, боль и другие отри­цательные переживания. Такого рода стимуляция, обле­ченная в художественную форму, действует, по-видимо­му, согласно принципу оптимума расхождения между действительной ситуацией индивида, его возможностями, здоровьем, чувством безопасности и ситуацией, изобража­емой средствами искусства.