Яндекс.Метрика

II. Некоторые направления в современной мировой психологии

Из психофизического параллелизма Вундта вышел известный пред­ставитель русской психологии Г. И. Челпанов, основавший в Москве Институт психологии, который по своему лабораторному оснащению и по составу сотрудников, без сомнения, занимал первое место среди ин­ститутов того времени. Также и книга Г. И. Челпанова «Введение в экспериментальную психологию» (1915) свидетельствует об исключи­тельной опытности в работе с экспериментальными методами. Основ­ной теоретической концепцией Челпанова была теория «эмпирического параллелизма». Интроспективный метод был для него единственным источником познания психических явлений», в то время как эксперимент он рассматривал в качестве вспомогательного метода. Не удивительно, что за свои взгляды он подвергался критике, особенно со стороны Н. Н. Ланге и В. М. Бехтерева.

Историки русской психологии обычно в качестве типичных предста­вителей советской психологии в период перехода на прочные позиции марксизма-ленинизма приводят два имени: П. П. Блонского (умер в 1941 году) и К. Н. Корнилова.

Уже в 1920 году П. П. Блонский провозгласил, что научная психоло­гия ориентируется на марксизм. В своих ранних работах он пропаганди­рует объективную психологию и в согласии с бихевиористами видит ее в психологии поведения. Но в отличие от них он оценил общественные факторы (на эти позиции необихевиористы перешли позднее), развива­ющиеся в зависимости от времени, генетически и исторически напра­вленного, – поведение понимается как «историческое поведение». Не­сколько позднее эта мысль полностью зазвучала в работах Л. С. Выготс­кого, в его теории высших психических функций. Он опирался в основ­ном на представление опосредованности психической деятельности че­ловека – на использование знаков (слов, чисел и т. п.) и на мысль об интериоризации. Общий «генетический закон культурного развития» Л. С. Выготский понимает так, что «каждая психическая функция обязательно в своем развитии проходит высшую стадию, поскольку она первоначально является социальной функцией».

Эту мысль об исторической концепции психической деятельности человека далее разработал и А. Н. Леонтьев с сотрудниками.

К. Н. Корнилов примерно в 1923 году (1 Всероссийский съезд психо­неврологов) подчеркивал необходимость применения и разработки в психологии двух марксистских методологических принципов: матери­ализма и детерминизма, хотя еще не применял с успехом диалектическо­го метода. Острая полемика его с Челпановым и отчетливое признавание марксистских позиций (хотя и с недостатками) привели к тому, что К. Н. Корнилову было поручено руководство Московским институтом психологии, ранее руководимым Г. И. Челпановым, в котором затем по­степенно сосредоточился ряд таких известных психологов, как Н. Ф. Добрынин, А. Н. Леонтьев, А. П. Лурия и др. К. Н. Корнилов на пути к марксистской психологии создал реактологию, которая понимала пси­хологию как науку о поведении живых существ (включая сюда и челове­ка). Название «реактология» было взято К. Н. Корниловым из понима­ния реакции как ответа организма (даже и одноклеточного) на импульсы среды в качестве единого целого. Он изучал скорость, интенсивность и форму течения реакций и вместе со своими сотрудниками, без сомне­ния, получил много ценных данных.

В реактологии, главные принципы которой К. Н. Корнилов сформу­лировал в книге «Учение о реакциях» (1921), отчетливо заметна попытка связать субъективную психологию с объективными методами бихевио­ризма и рефлексологии. Однако «реактологическая дискуссия» в начале 30-х годов привела в конце концов к отказу от понятия реактология. Особенно остро здесь выступило несоответствие между прокламационной общественной программой (перестройка психологии в пользу соци­алистического строительства) и значительно меньшими возможностями ограниченной научной программы.

Другим направлением, которое по времени предшествовало реакто­логии и своего наивысшего расцвета достигло в 1920 году, была рефле­ксология.

Основоположник рефлексологии В. М. Бехтерев (умер в 1927 году) некоторые ее принципы изложил в «Обьективной психологии» (1904), но как особая «биосоциальная наука» она была отчетливо сформулирована только в книге «Общие основы рефлексологии» (1926). Предметом ис­следования явились рефлексы, происходящие при участии мозга. В. М. Бехтерев широко использовал результаты своих неврологических исследований (особенно исследований защитных рефлексов), но допу­стил ту же ошибку, что и некоторые другие психологи. Исходя из теории Павлова о высшей нервной деятельности, он разработал психологию как «психологию без психики», игнорировал сознание и впадал в «отра­женную ошибку субъективной психологии» – в механический матери­ализм. Новая советская психология плодотворно используя результаты Сеченова, Бехтерева и Павлова, избегает ошибочных интерпретаций психической жизни. И рефлексология после первых больших первоначальных успехов (например, в 1927 году изучение психологии в высшей школе было заменено рефлексологией) была вынуждена признать невозможность справиться только при помощи механического мировоззрения с объяснением гораздо более сложных и качественно отличных психических процессов.

 

бихевиоризм – предыдущая | следующая – советская психология